Две новости о русском языке. Реплика Александра Привалова

Не часто случается, чтобы такая несуетная и протяжённая во времени вещь как язык, попадала в заголовки новостей дважды за одни сутки. Сейчас случилось. Даже краткие обзоры событий включили разом две новости, касающиеся русского языка. Одна новость, как принято говорить на нынешнем русском языке, позитивная, другая даже не негативная, а прямо плохая. Будучи оптимистами, давайте начнём с плохой новости.

Минимальный балл на едином госэкзамене по русскому языку снижен. До проведения экзамена считалось, что "троечку" будут ставить за 36 баллов из ста возможных, теперь решили, что хватит и 24. Формальным основанием послужило то, что по другому обязательному ЕГЭ, математике, и прежде тройку давали за 24 балла – пусть, мол, будет одинаково.

А, по сути, число "двоек" по прежним правилам оказалось, видимо, пугающе большим, и организаторы не решились оставлять слишком уж многих школьников, совсем не овладевших орфографией, без аттестатов, с одной только справкой об окончании школы. Так что теперь люди, написавшие тест в два с половиной раза хуже среднего, тоже очень невысокого уровня, то есть люди фактически безграмотные, получат аттестаты, а с ними право и дальше овладевать знаниями во всяких там высших учебных заведениях.

Новость эта скверная, и речь в ней не о ЕГЭ. Мерить владение русским языком можно по-разному, а результат получится один: знаем мы русский язык всё хуже, пользуемся этим уникальным инструментом всё бездарнее, ни писать, ни говорить не учимся – и потому странно было бы удивляться, что не умеем.

Тем больше оснований обратиться к хорошей новости на эту же тему. Владимир Путин подписал указ о создании Совета при президенте по русскому языку для поддержки русского языка как на территории страны, так и в зарубежных странах. Возглавил новую структуру советник президента по культуре Владимир Толстой. Главными задачами нового Совета в указе названы подготовка предложений по развитию, поддержке и защите русского языка в России и за рубежом, обеспечению прав граждан на пользование государственным языком, а также принятие мер, направленных на совершенствование государственной политики в этой области.

Совет будет координировать деятельность в этой сфере органов власти, как федеральных, так и местных, общественных объединений и некоммерческих организаций, а также отвечать за "укрепление русского языка в мире, расширение географии и сфер его применения", поддержку русскоязычных сообществ за рубежом, оценивать эффективность реализации соответствующих программ.

Надо сразу сказать, что само по себе создание Совета при президенте проблем, стоящих перед русским языком в России и в мире, конечно же, не решит. Комментаторы сразу вспомнили, что такой Совет при президенте уже существовал (с 1995 по 1997 годы), а ныне уже работает аналогичный Совет при правительстве.
Новость о создании президентского совета следует, на мой взгляд, считать доброй ровно потому, что она свидетельствует о понимании остроты накопленных проблем. Внутри страны не только баллы по ЕГЭ вопиют об ухудшении дел. Число людей, способных написать внятный текст – да что там написать! — понять написанный, падает на глазах. Это вам подтвердит любой профессионал.

Ещё более очевидны проблемы с русским языком вне пределов России. Точнее, конечно, с государственной политикой РФ в этой области. Украинские события минувшей зимы как нельзя более наглядно продемонстрировали даже не дефекты этой политики, а её практическое отсутствие. Сотням и тысячам всевозможных фондов, ассоциаций, общественных организаций, работающим на Украине, подчеркну, на чуть не сплошь русскоговорящей Украине, против России, против русской культуры, и даже прямо против русского языка, оппонировало — что? Да, в общем, ничего – горстка курируемых скучными чиновниками безынициативных групп, не имеющих никакого влияния. Одним из самых, а, пожалуй, и самым перспективным путём улучшения дел может стать, конечно, резкое усиление борьбы за распространение русского языка.

Тут даже изобретать ничего не надо – налицо прекрасные примеры. В этом смысле любят поминать германский Институт Гёте, очень много делающий для распространения и популяризации немецкого языка по всему миру. Но я бы скорее присмотрелся к аналогичному институту в Испании – Институту Сервантеса, поскольку у испанцев есть отчасти сходная с нашей задача.

Страны, некогда бывшие испанскими владениями, хотя ни одна их них не отказалась от испанского языка как государственного, далеко не все и не всегда бывали в безоблачных отношениях с бывшей метрополией. И в улучшении связей огромна заслуга как раз Института Сервантеса и аналогичных культурных учреждений.

Вот такого рода работа остро нужна вокруг русского языка и русской культуры. Будем надеяться, эта необходимость уже достаточно осознана.