Кровавые урожаи: Астахов призвал общество к бдительности

Инсценировка похищения ребенка в Брянске, чтобы скрыть следы преступления родителей, вызвала широкий общественный резонанс. По словам детского омбудсмена Павла Астахова, с первого дня похищения 9-месячной Ани многих не покидала мысль, что отец девочки как-то причастен к ее исчезновению. "Мать ребенка давала сбивчивые показания, путанно объясняла, что произошло. У моего представителя на месте было странное подозрение, что отец к этому как-то причастен. Но мы и не могли предположить, что он является убийцей", — рассказал Астахов в интервью каналу "Россия 24".

Более того, гражданский муж матери ребенка — Александр Кулагин, который записан как отец 9-месячной Ани, имеет еще четверых детей, сообщил омбудсмен. И просто не укладывается в сознании, что человек, имеющий пятерых детей, смог так хладнокровно убить маленькую беззащитную девочку. При том с особым цинизмом и жестокостью, констатировал уполномоченный при президенте России по правам ребенка.

Павел Астахов не скрывает своего отношения к этому человеку, называя Кулагина палачом. "Я считаю, что в отношении лиц, которые совершают умышленное убийство ребенка, должна быть только одна мера наказания – высшая. Поскольку в нашем Уголовном кодексе такой мерой является пожизненное заключение, это достаточная мера, к которой необходимо приговаривать подобных убийц", — подчеркнул детский омбудсмен.

Павел Астахов признает, что органы социальной опеки плохо сработали по этому делу. Но это не их вина, уверен он. Это их беда! "В той же Брянской области на одного специалиста органов опеки приходится по 6000 детей. Из них около 1,5 тысяч находятся в социально опасном положении. Что в этом случае может один специалист?", — задается вопросом уполномоченный при президенте России по правам ребенка.

Нужно перенимать опыт других регионов, считает Павел Астахов, тех, которые успешно с этим справляются. Нужно организовывать советы при муниципалитетах, в которые будут входить обычные граждане, призвал детский омбудсмен. "Мы знаем о своих соседях, мы видим детей, которые каждый день с нами выходят на площадку, в лифт, во двор, мы знаем, какие дети неблагополучные, обиженные, оскорбленные, а какие хорошие. Поэтому общественность должна объединяться вокруг социальных органов и создавать в своих муниципалитетах советы для адресной помощи, для поддержки, для выявления этих случаев. Когда такая работа начнется, мы не будем в таком количестве пожинать эти кровавые урожаи", — резюмировал Павел Астахов.

Аня Шкапцова пропала вечером 11 марта. Ее мать, 19-летняя Светлана Шкапцова, рассказывала, что оставила коляску с девочкой у магазина и отлучилась всего на несколько минут, а когда вернулась — ребенка уже не было. Позже пустую коляску нашли в подъезде жилого дома неподалеку. Две недели ребенка искали полицейские и добровольцы, и не только из Брянской области. К поискам подключились в соседних областях. В ходе поисков полиция раскрыла ряд других преступлений, были обнаружены люди, находившиеся в розыске, но девочку так и не нашли.

И вот накануне признательные показания дала мать ребенка. По ее словам, ребенка убил ее сожитель, 31-летний Александр Кулагин. Он уже согласился показать следователям место, где захоронены останки девочки. Кулагин пытался избавиться от них страшным способом — сжег тело убитого ребенка. Следователи установили, что 2 марта Кулагин жестоко избил сожительницу ее дочь. В состоянии алкогольного опьянения он нередко проявлял агрессию, отмечают они. Кулагин не позволял Светлане Шкапцовой вызвать скорую помощь, и 3 марта от полученных травм 9-месячная малышка скончалась.