Тема:

Конфликт вокруг "МК" 9 лет назад

Поле брани: глава МК не будет добровольно извиняться перед единороссами

Госдума сегодня приняла закон, вводящий штрафы за нецензурную брань в средствах массовой информации. Теперь за ненормативную лексику гражданам придется заплатить до трех тысяч рублей, должностным лицам — до 20 тысяч, а юридическим лицам — до 200 тысяч рублей. Впрочем, этим тема СМИ в повестке не ограничилась. Скандал вокруг статьи в газете "Московский комсомолец", посвященной трем женщинам-депутатам от "Единой России", получил продолжение, причем официальное и бурное.

Это заявление единороссы внесли в особом порядке. И пояснили, что "злоупотребления правом на свободу слова" они увидели в газете "Московский комсомолец". "Три наших уважаемых депутата. Три наших женщины публично, в печатной форме были оскорблены. Причем, это было сделано в такой форме, которая не оставляет никаких сомнений в циничности и хамстве", – негодовал глава фракции "Единая Россия" Владимир Васильев.

Претензия — к этой статье с говорящим названием "Политическая проституция сменила пол", где авторы утверждают, что депутаты от Единой России Ирина Яровая, Екатерина Лахова и Ольга Баталина слишком часто меняли взгляды.

"Если главный редактор считает, что называть депутата Госдумы, женщину, мать проституткой — это допустимо, то мне кажется, что у этого человека совсем нарушена система ценностей. И он не может быть выразителем общественного мнения", — считает замглавы фракции единороссов Сергей Железняк.

В газете "Московский Комсомолец" за высказываниями парламентариев следили по Интернету. В прямой трансляции. И на страницах издания готовили ответ. По мнению главреда МК Павла Гусева, к тексту не придраться. "Приводимые слова о политической проституции — это слова Владимира Ильича Ленина. Это классика жанра. Известная не только в нашей стране, но и в Европейских странах. Этот термин печатается. Он в книгах, он в фильмах: Ленин кричит о политических проститутках, которые меняют свои взгляды. И в этом термине нет ничего физиологического, нет ничего оскорбительного", — говорит генеральный директор газеты "Московский комсомолец" Павел Гусев.

В Госдуме эмоции зашкаливали. Мужчины-единороссы, по их же словам, сдерживали себя. От женского сообщества ответила Ольга Баталина, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей: "Если мы сочтем возможным преследование людей и дискриминацию только в силу наличия у них политических взглядов, то это очень опасная тенденция, потому что с депутатов она может легко перекинуться на других представителей общества".

Коллеги по фракциям дословно поддерживать заявление не решались. "Когда женщина идет в политику — она должна быть готова. И к критике, и к самокритике, и к журналистским нападкам", — озвучил свою позицию член фракции КПРФ Николай Харитонов.

"Если вы считаете, что есть нарушение закона, то обращайтесь в суд. Если считаете, что есть уголовно наказуемые деяния, обращайтесь в правохранительные органы. Суд в итоге решит, кто прав, кто виноват", — заявил член Комиссии Госдумы РФ по вопросам депутатской этики, справедливоросс Валерий Гартунг.

А вот Жириновский напротив — просил ужесточить: "Я просил руководителя фракции "Единая Россия" добавить кадровый вопрос. Немедленно забрать газету у Гусева. Выгнать его из Союза Журналистов России, он руководит им. Немедленно изгнать из Общественной палаты".

Свободу слова никто не отменял, продолжали единороссы. Но должна быть и грань приличия, переходить за которую нельзя. Они настаивали, что Павел Гусев должен извиниться. Он, в свою очередь, заявил, что сделает это только по решению суда.

В итоге заявление поддержали 300 человек. И его направят в Союз журналистов Москвы и Общественную палату.