В Москве появился еще один Петр I Церетели

В Москве появился второй Петр I и опять работы Зураба Церетели. Новый Петр – не такой масштабный, как тот, что возвышается на стрелке Москвы-реке. Он в 16 раз меньше и без труда разместился во дворе жилого комплекса. Как раз рядом с детской площадкой.

Второе пришествие в столицу легендарного Зураба Константиновича Церетели прошло на удивление камерно и скромно. Во дворе одного из строящихся жилых комплексов мастер высокого, во всех смыслах, монументального искусства открыл – неловко сказать! – всего лишь 6-метровую скульптуру Петра I.

"У нас были конечно опасения, но мы, когда увидели, опасения все прошли. – Все-таки не такой большой? – Не такой большой", – рассказала Татьяна Тихонова, генеральный директор компании-застройщика.

"С жителями это никак не обсуждалось, стало таким сюрпризом. Мы смирились и даже можно сказать, полюбили этот памятник", – говорит молодой мужчина.

Куда сложнее оказалось выяснить, почему царь широким жестом сеятеля гособлигаций из "12 стульев" тычет в москвичей... указом об основании Санкт-Петербурга.

Строго говоря, этот Петр 1 для Москвы не совсем первый, он скорее Петр I второй. Ну, или Петр Первый 2.0.

"Петр такой великий, что и второй и десять памятников надо! Потому что его биографию все должны поколения знать!", – заявил Зураб Церетели

Самый первый, 98-метровый Пётр Первый на Крымской набережной, воздвигнутый Церетели еще в 1997 году, почему-то казался завистникам переделанным Колумбом.

"Петр I с чего-то у нас в латах и доспехах испанского конкистадора. Ходят слухи, что Церетели хотел подарить его в США, но там мягко от памятника отказались, в результате памятнику поменяли голову", – рассказал Александр Усольцев, москвовед, экскурсовод.

Другие злопыхатели называли его памятником Гулливеру, топящему флот лилипутов и даже пытались собирать средства на снос монумента.

"Самой первой его скандальной работой была работа, прозванная Шашлык на Тишинской площаи. Клоуны на Цветном бульваре. Про них уже вообще складывали легенды, что дети пугаются и в цирк не идут", – говорит Усольцев.

Но вот парадокс – уменьшенное раз в 10 против обычного размера детище Церетели вдруг вполне гармонично вписалось среди жилой застройки в качестве садовой скульптуры.

Вот только откуда табличка на цоколе – "Санкт-Петербург, 2006-й год"?

"Какая такая табличка? Покажи!" – удивился Церетели.

Мэтр просто запамятовал – точно такой же памятник он 14 лет назад торжественно открывал в Петербурге.

"Это я поставил там, а когда повторяю, мне аплодируют!", – нашелся скульптор.

"Он сказал, что у него есть еще мысли, чтобы предложить нам рассмотреть еще фигуры таких же великих людей, относящихся к российской истории", – поведала Татьяна Тихонова.

И судя по тому, что мастерская Церетели давно не вмещает плоды его гения, перспективы тут открываются захватывающие.

У Зураба Константиновича большой задел – он может заставить своими историческими фигурами еще не одну коммерческую новостройку. Например, бизнес-центр "Николаевский" или булочную-кондитерскую "Екатерининская".

Теоретически, если еще раза в два уменьшить царей и императриц Церетели, ими вполне можно украшать детские и спортивные площадки. Все лучше, чем типовые одутловатые медведи и оскаленные чебурашки – и для детей познавательно.