Как теперь живется Михаилу Ефремову

На этой неделе завершился громкий процесс по делу о смертельном ДТП, виновником которого стал Михаил Ефремов. Актера приговорили к восьми годам общего режима. Сейчас он уже в СИЗО и готовится к апелляции. Правда, кто будет защищать его интересы – загадка.

Все 13 заседаний внимание страны к происходящему в Пресненском суде было приковано, что называется, намертво. Какое наказание изберет судья? Сочтет ли заслуживающими внимания ефремовские "провалы в памяти" и как воспримет столь экстравагантную линию защиты адвоката? На оглашение приговора Ефремов приехал без вещей. Однако актеру назначили наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Уже по пути в автозак в руках Ефремова появилась зеленая сумка, с ней он и отправился в СИЗО № 5 "Водник". Условия содержания в ней стандартные: койки, общий стол с лавками, общие холодильник, телевизор и шкаф для провизии. Конечно, книги, шахматы и нарды. В камере, рассчитанной на четверых, одно место вакантно. У актера двое сокамерников: один обвиняется в продаже наркотиков, второй – в коррупции, обоих артист охарактеризовал так: "люди приятные".

Правозащитник Марина Литвинович отмечает, что у актера претензий нет.

"Здесь условия хорошие, на завтрак была овсяная каша. Он сказал, что с удовольствием все съел. Вчера вечером смотрели футбол с сокамерниками. В общем, обычная жизнь", – рассказывает она.

На встрече с правозащитниками Ефремов сообщил, что в заключении намерен не оставлять сцену – кстати, это единственный столичный изолятор, где она есть. Приговор обжаловать будет, а также сообщил, что уволил своего адвоката Пашаева. В очередной раз.

К тюремной теме в своей фильмографии Ефремов обращался не раз. Произошедшая 3 месяца назад авария вновь подняла столь актуальную тему – что же нам делать с пьяными водителями? В то, что Ефремов за рулем не сидел, поверили, наверное, лишь свидетели адвоката Пашаева, и то не факт. Возможно, в это верил сам Пашаев, но не суд, ни общество в целом. Приговор Ефремову стал определенной вехой, ведь сейчас только набирается новая статистика по ужесточенной недавно 264-й статье Уголовного кодекса, и восемь лет колонии общего режима для Ефремова – это не только и не столько "заслуга" адвоката, но и один из самых суровых приговоров по этому составу преступления за последнее время.

"Я считаю это справедливым, наказание должно быть суровым... Преступление, совершенное пьяным водителем, — это не преступление по неосторожности, это преступление с косвенным умыслом. То есть, водитель осознает общественную опасность, он предвидит наступление опасных последствий, но самонадеянно рассчитывает, что этого не произойдет", – считает адвокат Андрей Мишонов, выступавший в похожем процессе со стороны обвинения. В 2018 году водитель, отказавшийся проходить тест на содержание алкоголя в крови, сбил на тротуаре двух женщин. Одна из пострадавших была беременна на большом сроке, и погибла вместе с так и не увидевшей свет дочерью. Позже в крови водителя нашли еще и наркотики. Итог – 6 лет заключения и миллионные выплаты и родственникам погибшей, и второй пострадавшей. Михаил Исаханов так и не признал вину, свой приговор пробовал обжаловать. На момент действовавшей тогда редакции Уголовного кодекса он получил на один год меньше максимального срока. Сейчас, после внесенных изменений с максимальным сроком в 12, можно предположить, что это было бы 11 лет тюрьмы.

Другой громкий и в чем-то схожий случай – авария на Кутузовском проспекте в Москве. Водитель Аркадий Смелов пытался скрыться, но его поймали, и его невменяемое состояние прекрасно видно невооруженным глазом. Следствие долго разбиралось – он сидел за рулем в момент столкновения с мотоциклистом, или не он. Суд признал виновником аварии Смелова. "Сесть за руль нетрезвым и в этом состоянии — это совершить, по факту, убийство. Я бы это классифицировал как умышленное убийство. Когда речь идет о смерти человека, не бывает какого-то равновесного справедливого возмездия для родственников и друзей. Это очень большая утрата, но мы живем не в Средневековье, где за смерть одного человека положено было убивать другого", – уверен руководитель объединения "МотоМосква" Андрей Иванов.

Происходящее на дороге – это срез всего происходящего в обществе. Возможность для так называемых "мажоров" не обращать внимание на соблюдение правил, откупаться ото всего деньгами или известностью, порождает чувство безнаказанности, благодаря которому и оказываются на дороге водители в невменяемом состоянии. Так называемый "синдром Мары Багдасарян", которую ничто не останавливало от участия в новых и новых заездах безумия, пока себя не изжил, несмотря на все более и более строгое наказание по статье 264.

Следующий этап ужесточения этой уголовной статьи – переквалификация неумышленного убийства в умышленное, ведь каждый, кто садится за руль пьяным, понимает, что делать этого нельзя. Следует ли наказывать за это еще жестче? Каждое новое резонансное ДТП вызывает новый виток дискуссии на эту тему, но, как показывает практика, даже самое резонансное ДТП со временем забывается. Только погибших уже не вернуть.