Заключительный акт драмы Ефремова: суд поставил точку в деле артиста

Во вторник, 8 сентября, спустя три месяца после смертельного ДТП в центре Москвы суд огласил приговор актеру Михаилу Ефремову — 8 лет колонии общего режима, 800 тысяч рублей компенсации пострадавшей стороне и три года запрета на право управления автомобилем. К такому вердикту были готовы, но масштаб драмы от этого не меньше, причем драмы обоих — погибшего Сергея Захарова и талантливого, но потерявшего себя артиста.

Пресненский суд видел, конечно, всякое, но такого невероятного парада самовыражения на любой вкус тут никогда не было точно — трагедия и смерть в сопровождении фарса и буффонады.

В суд привезли самого Ефремова. В руках у него была только папка с документами. Вещей, которые могут пригодиться потенциальному заключенному, с собой не было. В коридорах суда пришедшие его поддержать друзья — Иван Охлобыстин, Гарик Сукачев, родственники.

Вещи Ефремову привезли заранее на машине, с которой зачем-то сразу стали снимать номера. Приговор актер выслушал без каких-либо эмоций. Ни один мускул на его лице не дрогнул, даже когда судья и озвучила срок, который ему предстоит провести в колонии общего режима — 8 лет, а также сумму выплаты родственникам – 800 тысяч.

Конвоиры к Ефремову подошли заранее. Сразу, как только прозвучал приговор, на его запястьях щелкнули наручники. Весь он как будто сник.

Позиция стороны потерпевших была известна заранее — обжаловать приговор они не планируют.

"Мы отлично понимаем, что Сергея не вернуть. Это трагедия и другого человека, но в этой трагедии он виноват сам. Благодаря этому суду над Ефремовым, мне кажется, некоторые известные люди все-таки задумаются, что суд есть, и они могут оказаться в такой же ситуации. Может быть благодаря этому суду спасутся жизни", — заявил брат погибшего Валерий Захаров.

Зато краткую апелляционную жалобу уже подал защитник Ефремова, хотя приговор для него и его клиента не стал неожиданностью.

Родственники и друзья покинули суд, не сказав журналистам не единого слова. Охлобыстины увезли супругу Ефремова Софью Кругликову, Пашаев проводил их к машине.

Эльман Пашаев, защищающий Ефремова с первого дня, расстроенным не выглядел, хотя оценки именно его участия в этой истории самые неоднозначные. С такими защитниками и обвинители не нужны — такие суждения о нем можно встретить в освещающей суд прессе, припоминающей еще и прозвище юриста "адвокат дьявола".

"Такой строгий срок Михаилу Олеговичу назначен благодаря его защитнику. Почему так произошло? Потому что Михаил Олегович подался на уговоры Эльмана Пашаева, и они то признавали вину, то не признавали", — прокомментировала адвокат потерпевшей стороны Анна Бутырина.

Именно из-за сотрудничества с Пашаевым, как считают многие в профессиональном сообществе, память Ефремова стала столь избирательной. Сначала "всем помогу" и "вину не знаю как искупить", но затем это на глазах у всех превращалось в "не помню" и "не знаю", "докажите мне обратное".

Многолетнее пьянство, которым актер чуть ли не бравировал, получило в итоге вот такой трагичный финал, причем не только для семьи погибшего, но и для близких Ефремова. Для всех людей, чью жизнь затронула авария на Садовом, произошедшая ровно три месяца назад.