Юрий Борисов – об оружии и энергетике

Неожиданный поворот – сразу несколько крупных компаний по всему миру объявили, что меняют профиль. В России на слуху прежде всего "Сбербанк", ставший "Сбером". Про это уже говорено-переговорено. Но для РФ никак не менее важны перемены с компаниями в Европе: с Airbus и с нефтяной BP (бывшей British Petroleum).

Итак, Airbus объявила, что и дальше собирается производить самолеты, но нового поколения. И дело не только в дизайне. Летать они будут уже не на керосине, а на водороде. Это сейчас вообще очень модная тема – переход на экологически чистый водород. Но откуда его взять? К тому же первая ассоциация с водородом – он очень взрывоопасен.

Например, именно взрыв водорода погубил в 1937-м году немецкий дирижабль Hindenburg. Правда, конечно, с тех пор технологии хранения водорода шагнули вперед. А вот нефть как основа для авиатоплива стала выходить из моды из-за вредных выбросов.

И вот уже о переменах объявила BP – одна из пяти крупнейших нефтяных компаний мира. И что же? Представляя свою новую стратегию на следующие десять лет, она задает вопрос: почему правильным является сокращение добычи нефти и газа на 40%? А еще BP сокращает геологоразведку. Но как это, ведь для производства того же водорода самое подходящее сырье – это природный газ! А вот как бы не так, скажут вам адепты "зеленой" энергетики, которая теперь объявлена приоритетом BP.

Как все мы помним из курса средней школы, водород – это "Н". А эта буква содержится и в формуле обычной – H2O. Еще из школьного курса физики и химии все мы знаем про такой процесс, как электролиз. Если совсем по-простому, опускаем в ванну анод и катод, пропускаем ток, выделяем водород. Сколько хочешь выделяем. Из воды.

Правда, те, кто рассуждают логически, при этом, естественно, скажут: "Минуточку! Но ведь для этого процесса требуется электричество, а его-то откуда брать?" Теперь ответ звучит такой: "А и для выработки электричества газ с нефтью не нужны. Его, электричество, можно брать с ветряков и солнечных батарей". По идее, очень красиво – получается такой чистый водоворот. Энергия, считай, из воздуха. Основа – вода. А при сгорании – никаких окисей. Красота? Как бы да.

Однако чего еще не понимают идеалисты? Если бы европейский бизнес был честен до конца, то ему надо было сделать еще одну оговорку: объяснить, что пока производство солнечных батарей – весьма грязный процесс, а "зеленое" электричество в разы дороже.

Тем не менее допустим, что когда крупные компании Запада говорят о перспективе, ими движет в том числе идеализм, забота о природе. Впрочем, даже если ими движет все-таки исключительно расчет, то, как ни парадоксально, лишая европейских рынков российских нефтяников и газовиков, европейцы создают себе конкурента.

Новый гигант газохимии в Тюменской области, в Тобольске, вот что уже построено для переработки российского газа в полимеры. Такое же – для переработки нефти – уже создано в Татарстане. И будет сейчас строиться по всей стране.

Еще одна важная новость: когда в той самой Тюменской области прошла одна из первых сейчас очных конференций, Тюменский нефтегазовый форум, то две трети участников – менеджеры крупнейших российских компаний, в ходе проведенного там опроса посчитали, что нефтегазовая отрасль России останется драйвером роста и в эпоху развития возобновляемых источников энергии. Главным выступающим на этой конференции был вице-премьер федерального правительства Юрий Борисов – новый куратор энергетики. "Вести в субботу" встретились с ним на стенде региона-хозяйки Тюменской области.

- Юрий Иванович, вышел доклад BP (British Petroleum) о том, что компания уходят от нефти, газа и переходит в возобновляемую энергетику. Что это означает для российской энергетики? Тоже заканчиваем добычу нефти и газа?

- Мне кажется, об этом больше говорят те страны и компании, которые не имеют серьезных запасов углеводородного сырья. Для нас это, по-моему, не очень пока актуально. Хотя нельзя не учитывать основные тренды и тенденции, что действительно энергобаланс начинает смещаться в сторону возобновляемых источников.

- И ветряки, и солнечные батареи реально стали лучше работать.

- Да.

- Но все-таки они не конкуренты?

- Безусловно. Но я думаю, что это на ближайшие 20-30 лет очень спорные и резкие высказывания, тенденции, что, скажем, самолеты станут все электрические, хотя в эту сторону нужно смотреть и думать и заниматься и водородными технологиями и технологиями с использованием новых источников энергии. Но мне кажется, для нашей страны, богатой углеводородами, нужно думать об оптимальном использовании наших возможностей.

- Она по-разному бывает богата. Это, я так понимаю, поверху.

- Глубоко. Это как вода течет. То есть вода проходит, а нефтепродукты остаются на поверхности. И не протекают.

- Это напоминает об одной печальной истории.

- Да, как раз норильскую катастрофу.

- А вы как раз и работали там?

- Да. Мы там больше половины лета провели.

- Есть ощущение, что в народе стало больше требований к экологии. Она как-то была на остаточном месте, а сейчас люди требуют.

- Да, это правильно.

- То есть это будет все развиваться?

- Конечно.

Итак, в Европе запасы кончаются, и на глобальной площадке конкурентами друг другу тем более становятся Россия и Америка. И там, и там – богатейшие недра. При этом многое из того нового, что появляется сейчас в российской традиционной, но все более современной энергетике – плод совместных усилий с оборонкой. И хотя стенд, на который мы дальше зашли с Юрием Борисовым, представляет сугубо гражданский сектор, именно здесь мы вспомнили о недавнем разговоре у президента – про еще один аспект российско-американской конкуренции.

- Я не могу не вспомнить о недавней встрече президента с Гербертом Ефремовым. И мы все под очень сильным впечатлением до сих пор. А чего нам ждать в продолжение?

- Все это оружие базируется на известных физических принципах. Знаете, как голыши бросают по глади воды, они прыгают, так примерно этот планирующий блок, отталкиваясь от плотных слоев атмосферы, может за счет специальных технологий маневрировать и, по сути дела, становится неуязвимым для средств противоракетной обороны. Потому что все средства противоракетной обороны работают на известных принципах баллистики. Известно, что все баллистические цели двигаются по закону Кеплера. И можно прогнозировать. Когда он меняет траекторию своего движения, невозможно спрогнозировать, когда, где он будет в следующий момент времени, куда направить противоракету. Поэтому обесценивает все те усилия, которые тратит сегодня в первую очередь Америка по созданию противоракетной обороны. Наверное, со временем будет найдено противоядие и против маневрирующих блоков, прежде всего оружия с использованием лазерной техники. Но сегодня это в области теории, мы еще имеем хороший гандикап в этом плане.

- Я разговаривал с целым рядом губернаторов в последнее время: Дюмин, Миронов, целый ряд их коллег, где есть предприятия серьезной промышленности, в частности, оборонки. Говорили, что не останавливалось производство в пандемию.

- У меня есть надежда, что даже по итогам этого тяжелого года потерь по объемам производства и по темпам в ОПК не будет. Мы выполним все намеченные планы и покажем достаточно серьезный рост – не менее 3-5% гарантированно.

- И научились работать с пандемией.

- Да, практически с апреля были выстроены графики выхода рабочих на производство с учетом соблюдения всех мер защиты, логистика. Все в совокупности позволило до 40-50% основного персонала обеспечить на рабочих местах, что, собственно, исключило все случаи падения производства.

- И это касается того, о чем шла речь во время разговора Путина с Гербертом Ефремовым.

- Безусловно.

- "Пересвет", "Авангард", "Кинжал" – все по плану?

- Да, все это по плану.