Расчленитель Соколов устроил истерику, когда суд прервал его речь о Наполеоне

В Петербурге 12 октября суд заслушивает историка Олега Соколова, который убил и расчленил свою аспирантку и возлюбленную Анастасию Ещенко. Вину он признал и раскаялся в содеянном.

Однако присутствующие на заседании суда, в том числе журналисты, обратили внимание на то, что Соколов по большей части называл произошедшее не преступлением, а трагедией.

Причем, после короткого ответа: "Да" на вопросы, признает ли он себя виновным в убийстве Анастасии Ещенко и в хранении оружия, подсудимый начал речь не с соболезнований или извинений, а с перечисления того, в каких кителях и мундирах он участвовал в исторических реконструкциях.

В частности, как передает корреспондент телеканала "Россия 24", Соколов заявил, что никогда не надевал мундир Наполеона, а предпочитал костюм дивизионного генерала наполеоновской армии и несколько других исторических костюмов.

Вообще в своей речи в суде историк настолько подробно углубился в описание нарядов, что прокурор вынужден был вмешаться: попросил остановить обвиняемого и вернуть его ближе к событиям преступления.

Однако адвокат возразил, и Соколов продолжил свою лекцию, как и в каких именно нарядах он снимался в американских исторических фильмах, участвовал в реконструкциях и съемках.

Далее подробнейшим образом он рассказал об истории российского реконструкторского движения, о том, почему его называли "сиром", и как он преподавал в Сорбонне.

Обвиняемого несколько раз призывали к тому, чтобы он перешел ближе к сути предъявленного ему обвинения.

После очередного такого замечания Соколов устроил настоящую истерику, стал кричать: "Почему мне не дают говорить?!"

Судья была вынуждена сделать перерыв, после которого обвиняемый в убийстве и расчленении любимой ученицы продолжил свою пространную речь.

Как сообщалось ранее, ночью 8 ноября 2019 года Соколов у себя дома на почве ревности застрелил из обреза свою аспирантку и возлюбленную Анастасию Ещенко.

Следующей ночью с помощью пилы, ножа и топора расчленил ее тело и пытался выбросить останки в реку Мойка, однако сам упал в воду, откуда его достали случайные прохожие. В рюкзаке у Соколова тогда нашли руки убитой.