Страшные архивы войны: почему Япония зациклилась на биооружии

www.chosun.com
www.chosun.com

ФСБ сняла гриф "секретно" с протоколов допросов японских военных преступников. И теперь стали известны детали чудовищного замысла и не менее чудовищных экспериментов.

В частности, как признался последний главнокомандующий Квантунской армией, опасные опыты по массовому уничтожению проводили в условиях, приближенных к боевым. С потерями среди подопытных, как уже понятно, не считались.

Ну, а новые бомбы готовились применять против Советского Союза. Причем не только во время широкомасштабной войны, но и в рамках диверсионных вылазок.

Так, согласно показаниям всё того же Ямады, в методичках для рейдовых отрядов был пункт об использовании бактерий. Всё это попытались скрыть после вступления СССР в войну с Японией. Но окончательно замести следы не удалось.

Японцы очень рассчитывали на то, что мир никогда не узнает, какими средствами они собирались воевать против Союза. Поэтому за несколько дней до капитуляции главнокомандующий так называемой Квантунской армии приказал уничтожить все наработки и любые упоминания о бактериологическом оружии, которое разрабатывалось в Японии.

Из протокола допроса военнопленного, генерал-полковника японской армии, бывшего главнокомандующего Квантунской армии Ямада Отодзо 27 февраля 1947 года.

"Уничтожение секретных зданий, оборудования и материалов 731 отряда и сама эвакуация отряда в Корею объясняется тем, что я не мог допустить наступления угрозы захвата зданий, оборудования и материалов советскими войсками, так как это обозначало бы получение противником документов о том, что Япония готовила против СССР бактериологическую войну".

"Японцы готовы были применить его, это бактериологическое оружие к 44 году. Уже были отдельные опыты применения его в боевых условиях. И что бы тогда произошло? Сколько погибло бы тогда людей? Миллионы. Погибли бы десятки, сотни тысяч, если не миллионы советских людей, если бы они использовали эту бомбу, которая распространяла чуму", – поясняет Михаил Юрьевич Мягков, доктор исторических наук, научный директор РВИО.

На допросе Ямада утверждал: Япония лишь только разрабатывала бактериологическое оружие, но не применяла его в военных действиях. Якобы поэтому Японию нельзя обвинять в неисполнении международных конвенций и военных преступлениях против человечности, соответственно, и на нем, как на командующем армии, такой ответственности быть не может.

В первую очередь разрабатывались чума, оспа, сап, сибирская язва, тиф и так далее. Дело в том, что во время хабаровского процесса они ссылались на то, что Женевская конвенция, которую Япония так же подписала, запрещала использовать бактериологическое оружие во время военных действий, а подсудимые пытались оправдаться тем, что они не использовали в ходе военных действий, а якобы занимались разработкой", – поясняет Анатолий Кошкин, доктор исторических наук, председатель научного совета РВИО.

На военнопленных, в основном китайцах, корейцах и советских гражданах проводились нечеловеческие эксперименты. Опыты по заражению людей бактериями чумы, сибирской язвы, холеры, тифа, газовой гангрены проводились повсеместно. Большинство зараженных умирали в страшных муках. Те, кто выздоравливал, подвергались повторным опытам и в конце концов тоже умерщвлялись. У живых людей без использования анестезии вырезали внутренние органы, чтобы посмотреть, как инфекция распространяется по организму.

"Людей, которых они использовали для этих опытов, называли бревнами. На сегодняшний день существует довольно большой массив документов, подтверждающий эти преступные действия Японии. У себя в стране власти Японии всячески замалчивают эти факты", – отмечает Анатолий Кошкин, доктор исторических наук, председатель научного совета РВИО.

По оценке специалистов, в случае, если планам милитаристской Японии против СССР с применением бактериологического оружия суждено было исполниться, территория Дальнего Востока, Сибири, вплоть до Уральских гор была бы полностью зачищена от людей. Жертвами, по подсчетам экспертов, стали бы десятки миллионов человек из числа гражданского населения.