Как будет работать кешбэк на отдых и когда начнется "вакцинный туризм"

Очень любимая мною Северная Осетия-Алания, о которой мне давно хотелось рассказать нашим зрителям, чтобы побольше новостей, красоты и поменьше политики. Даргавс – совершенно удивительный комплекс древних склепов. Мы по этой восхитительной республике ездили на машине. А за штурмана у меня была...

Еще одна местная достопримечательность – средневековое селение Цимити. На склонах – башни, по склонам – водопады, а по дну ущелий – чистейшие горные реки. Наша штурман переходит на язык своих родителей: "Весь мир – мой храм. Любовь – моя святыня. Вселенная – Отечество мое. Это мои любимые строки Коста Хетагурова". Вы же узнали ее? Глава Ростуризма Зарина Догузова. Дочь Осетии.

Ну, и, конечно, какой Кавказ без застолий? И здесь это целый ритуал. А дальше надо разрезать три осетинских пирога.

Очень уютная столица республики Владикавказ, который наполняется новой жизнью, – столько пооткрывалось новых кафе, клубов и бутиков. А с прошлой недели здесь и новый глава республики. Зовут его Сергей Иванович Меняйло. У него мама – осетинка. "Я люблю свою Осетию или свою малую Родину", – признается Меняйло.

Легенда Осетии – дважды Герой Советского Союза (а еще герой Монголии), генерал армии Исса Плиев. Лихой кавалерист в годы войны. В октябре 62-го он командовал советскими ракетами на Кубе.

Сам военный (вице-адмирал), ключевая фигура "крымской весны" Сергей Меняйло назначил нам встречу в Музее Плиева, куда туристу тоже стоить зайти, – здесь хранится одна из былых супертайн холодной войны.

– Он был единственным генералом в истории, у которого было право самостоятельно нажать на ядерную кнопку,- рассказывает Меняйло.

– Который не допустил в том числе и войны.

– Ядерной.

В сегодняшней Осетии свои установки – передвижные пасеки – расставляют пчеловоды. А какие здесь фрукты!

- Вообще меня удивляет, как плохо Россия знает Россию.

– Мы вообще своей страны не знаем, если по-честному. Я даже опросы пару лет назад читала, что люди не очень даже отличают одну республику от другой, вздыхает Зарина Догузова.

– Это правда.

Самый высокогорный в России монастырь (в следующем году – 1100 лет с тех пор, как предки сегодняшних осетин аланы приняли христианство, получается, еще до Руси). Впрочем, за этим монастырем открываются те самые общие для всего Кавказа башни, которые сразу и жилые дома, и крепости.

Идея – сделать маршрут "Башни Кавказа". "Мои родители познакомились в Ингушетии после войны в Чеченской Республике. И там поженились. Там у меня старший брат родился. Кабардино-Балкария – соседи. Ингушетия – соседи. Что нам делить? У нас у каждого есть свои преимущества, и эти преимущества не надо сводить в конкурентность друг другу", – говорит Сергей Меняйло.

Но тут, конечно, у кого-то могут возникнуть вопросы. Отвечаю на правах журналиста, прошедшего Первую чеченскую".

- Я помню, едем на бронетранспортере из Грозного в сторону Шатоя, и кто-то из наших ребят сидит: "Господи, красота-то какая". На что товарищ гвардии капитан говорит: "Да, Швейцария. Сейчас швейцарцы с гор спустятся и на арабском заговорят". Я хочу, чтобы мы вместе объяснили: Кавказ стал совершенно другим. Это безопасный Кавказ, – говорит Догоузова.

А еще сейчас, в пандемию, есть и много таких мест, где твои соседи – только овцы, кони и коровы. Хотя, конечно, уму не постижимо, как они забираются на такую верхотуру!

Уже почти на самой границе с Грузией осматриваем каскады Мидаграбинских водопадов. Красота и восторг! Ближайший такой водопад – в 20 часах лета отсюда: – Анхель в Венесуэле. А здесь – под боком, в Северной Осетии – самые высокие водопады в Европе. Много ли народа об этом знает? Но добраться сюда можно. Впрочем, лучше на джипе.

И интересно, какие на автомобилях номера. Ладно бы только близкий Краснодар, но еще и Самара, Екатеринбург, Воронеж, Нижний. Россия поехала по России. Здесь прирост – 20%. Но... "Тут одна проблема: жить пока негде", – отмечает Догоузова.

Впрочем, в данном случае мы – у только что построенного новенького четырехзвездного отеля в горах, где все как полагается. Но все же таких мест по всей России пока очень мало. Хотя ведь возможно все.

Первым по-настоящему приличным современным отелем в Осетии стал во Владикавказе Aleksandrovski Grand Hotel. Что до других отелей, то пока даже и в отремонтированных, оставшихся от советских времен сервис вроде бы и есть, но зачастую еще какой-то тот, как еще недавно это было неподалеку.

– Я помню Сочи, когда под конец сезона приходишь в кафешку, на тебя уже смотрят так устало: "Чего пришел, мы уже свое заработали". Такое тоже было не только в Сочи, это и в Анапе, и в Геленджике. Но сейчас там по-другому, – говорит Меняйло.

Как бы сдвинуть и здесь?

- Как только во Владикавказе откроется хотя бы один отель, который будет управляться брендом, нашим или зарубежным, это задаст совершенно другой уровень качества услуг, – считает Догоузова.

- "Хайят", "Хилтон", "Шератон" или самодеятельность? Будете заманивать сети?

- "Хилтон" уже строим, – заявил Меняйло.

Но почему при таком спросе в России на всю страну всего-то чуть более двух сотен международных сетевых гостиниц?

- В городах еще как-то более-менее выгодно строить отели, потому что за счет бизнес туризма, загрузка более-менее равномерная, – сказала Догоузова.

А вне городов – резко выраженная сезонность, когда весной и осенью клиентов мало. Но ведь Зарина Догузова – эта та, кто придумал "кешбэк". И вот тут, приезжая по этой системе в том числе на Кавказ, мало кто осознает, что эта система и для людей, и для бизнеса.

- Мы за счет кешбэка в прошлом году и в этом загрузку в низкий сезон примерно на 30% увеличили. Поэтому это еще и про экономику, – подчеркнула Догоузова.

Программа кешбэка будет и в следующем году. А как раз недавно Ростуризм завершил сбор заявок от строителей отелей на получение кредитов по льготным ставкам. Таким образом, хороших отелей должно возникнуть побольше. Так же, как в обратную сторону должны качнуться и другие качели: для тех, кто не щекочет себе нервы, а, напротив, ищет спокойствие.

Два наблюдения. Долина, которая у меня за спиной, называется Долина Солнца. Все вокруг в облаках, а там действительно все освещено. И ценный совет. Все-таки не все привычны к горам. Здесь уже выше полутора тысяч метров. Поосторожнее.

Горы есть горы. Здесь, так бывает, неприятности случаются даже с самыми опытными. И уж тем более нельзя пускать на самотек походы тех, у кого опыта недостаточно, как это случилось на близком отсюда Эльбрусе.

- Что мы сделаем? Мы сформулируем критерии маршрутов, на которые люди могут выходить только в сопровождении специально обученных инструкторов ,проводников. С 1 июля 2022 года для таких инструкторов, проводников аттестация станет обязательной, – заявила Догоузова.

А в оставшиеся месяцы впору подумать о том, как еще подтолкнуть российскую туриндустрию. В доковидные времена интуристы тратили в России ежегодно более 11 миллиардов долларов.

– Зарина, хотел историю рассказать. У меня довольно много друзей в нескольких странах, где "Спутник" не сертифицирован. Знаю из первых уст, что они делают. Они сейчас, что называется, "пасутся" вокруг российских посольств, узнавая, доставили для дипломатов "Спутник" или нет. И они узнают, нет ли там переболевших дипломатов или с медотводами, нет ли лишней дозы, чтобы самим привиться. Может, пора это как-то все организовать, завозить в Россию таких иностранцев? Большие деньги можно заработать.

– Пора. Мы сейчас как раз проходим процедуру согласования вместе с Министерством здравоохранения, чтобы запустить такой "вакцинный туризм" до конца этого года.