Дело Магнитского: поставлен окончательный диагноз

Согласно заявлению, распространенному Следственным комитетом РФ, уголовное дело по факту смерти Сергея Магнитского прекращено в связи с отсутствием события преступления. Редко встречающаяся, но многое проясняющая формулировка.

Вместо гораздо чаще встречающегося "состава преступления" речь идет именно о самом его факте, который отвергается. Таким образом, следствие констатирует, что смерть аудитора фонда Hermitage Capital стала следствием естественных причин и приводит медицинское заключение, довольно развернуто повествующее о том, что и как вызвало смерть заключенного.

"Смерть Магнитского наступила от острой сердечной недостаточности, отёка мозга и лёгких с острыми кровоизлияниями, развившимися в связи с фибрилляцией желудочков сердца, в результате осложнения имевшихся у него двух основных конкурирующих заболеваний: вторичной дисметаболической кардиомиопатии на фоне сахарного диабета и хронического активного гепатита", — говорится в сообщении СКР.

Адвокат матери Сергея Магнитского, узнав о решении следствия, сообщил о намерении его обжаловать, пользуясь тем, что такая возможность законом предоставляется. Реакция поступила и из другого лагеря. Так о своем намерении требовать компенсацию за уголовное преследование заявил бывший заместитель начальника СИЗО "Бутырка" Дмитрий Кратов, оправданный Тверским судом Москвы в декабре минувшего года. Он был единственным, кто до последнего времени оставался на скамье подсудимых по обвинению в халатности, повлекшей смерть Сергея Магнитского. Как сообщил глава общественной организации "Офицеры России" (Кратов является ее членом) Антон Цветков, — иск, скорее, будет иметь целью реабилитацию Кратова, и не будет преследовать корыстных целей, а материальная выгода, в случае, если таковая возникнет, будет направлена на благотворительные цели.

В заключении, опубликованном СКР, также говорится о том, что "уголовное преследование Магнитского осуществлялось в установленном законом порядке. В следственных изоляторах в его отношении не создавались специальные условия содержания под стражей, отличные от условий содержания иных следственно-заключенных, не оказывалось какого-либо давление, не применялось физическое насилие либо пытки".

Самый публичный и едва ли не самый обсуждаемый следственный процесс последних лет России, возможно, вскоре все же покинет политическую плоскость, в которой его то и дело стараются представить.