Тема:

34-й ММКФ 9 лет назад

Темные аллеи Московского международного

Тим Бертон и Тимур Бекмамбетов

Тим Бертон и Тимур Бекмамбетов
фото: Михаил Свешников

Ольга Дарфи

Ольга Дарфи
фото: Михаил Свешников

Дмитрий Шепелев и Жанна Фриске

Дмитрий Шепелев и Жанна Фриске
фото: Михаил Свешников

Павел Астахов с супругой

Павел Астахов с супругой
фото: Михаил Свешников

Ксения Алферова

Ксения Алферова
фото: Михаил Свешников

Марат Башаров

Марат Башаров
фото: Михаил Свешников

Никита Михалков

Никита Михалков
фото: Михаил Свешников

Сергей Зверев

Сергей Зверев
фото: Михаил Свешников

Ольга Будина

Ольга Будина
фото: Михаил Свешников

Эвелина Хромченко

Эвелина Хромченко
фото: Михаил Свешников

Владимир Хотиненко

Владимир Хотиненко
фото: Михаил Свешников

Сергей Минаев

Сергей Минаев
фото: Михаил Свешников

Сати Казанова

Сати Казанова
фото: Михаил Свешников

Равшана Куркова

Равшана Куркова
фото: Михаил Свешников

Тим Бертон и Тимур Бекмамбетов
Ольга Дарфи
Дмитрий Шепелев и Жанна Фриске
Павел Астахов с супругой
Ксения Алферова
Марат Башаров
Никита Михалков
Сергей Зверев
Ольга Будина
Эвелина Хромченко
Владимир Хотиненко
Сергей Минаев
Сати Казанова
Равшана Куркова

Несмотря на тревожные предчувствия, 34-й Московский международный кинофестиваль начинался спокойно и относительно благополучно. Подумаешь, программа "8 ½ фильмов" стартовала за пару дней до официального открытия, о чем оповестили далеко не всех. В конце концов, фильм Уэса Андерсона "Королевство полной луны" уже стартовал в прокате, если что, его можно просто в кино посмотреть. Ну, показано до начала кинофорума три фильма из конкурсной программы – все равно мало кто посмотрел бы все картины и основного конкурса и перспектив. Куда больше тревожила официальная церемония открытия – ведь в этом году она переместилась из единственного в Москве приспособленного под это мероприятие кинотеатра "Пушкинский" в куда менее удобный "Октябрь".

Но "Пушкинского" больше нет – вместо него в центре Москвы будет еще один пустующий театр мюзиклов. А пока, как объяснили организаторы ММКФ, он стоит "в лесах" — на ремонте. Впрочем, на сегодня работы и не начинались, а "лес" на центральной площади столицы лишь из летних кафе и граждан, отдыхающих в них. Но разве можно винить в этом Московский кинофестиваль? Да и что толку, если все решено?

О чем следует волноваться, так это о том, что для прохода на премьеру требуются дополнительные аккредитации. Получившие спецпропуска фотографы привычно отправились на свое рабочее место за… три часа до начала шествия звезд по красной дорожке. Однако в этом году (как позже выяснилось) у пишущей братии, пришедшей ко времени, дополнительных разрешений описать "открытие" должно было быть два: маленькая бумажка и большой красный конверт. Большинству журналистов "не повезло" с ходу – у кого-то не было одной составляющей, у остальных не хватало заветного конверта.

Прорываться пришлось с боем. Буквально. И не только журналистам. "Пропустите, мы привезли Тима Бертона", — увещевали сквозь решетку представители Bazelevs. "А зачем? Кто это?" — недоумевал охранник и девушка, решающая, кому можно, а кому не суждено войти. Слабые сдавались и покидали место боя, более сильные, теряя в неравной борьбе части одежды и обувь, пробились внутрь, чтобы выяснить, что их место во втором зале, находящемся в подвале, где праздник можно посмотреть на экране.

Но пока церемония не началась, прессе было позволено прогуляться в фойе второго этажа. Там, где в скором времени дорогие и именитые гости (после объятий и приветствий бессменного лидера ММКФ Никиты Михалкова) должны были ждать разрешения пройти в зал. Здесь предлагались бесплатные напитки: пиво в пластиковых стаканчиках (из безопасности) и чай тоже в стаканчиках, но уже в картонных. Ощущения от фестиваля класса "А" несколько смазывалось благодаря отсутствию чесночных сухариков и чипсов – их приходилось приобретать за кровные заработанные. Но ведь ради удовольствия видеть тех, с кем не собирался встречаться целый год, можно и потратиться.

Тем временем гостей начали пускать – это означало, что настало время спускаться, чтобы увидеть, как Борис Берман и Эльдар Жиндарев их привечают. "На хрена мне сдался Тим Бертон? Зачем вы его ко мне подведете, о чем мне с ним разговаривать? Он вчера был у нас на канале, и его обо всем, что надо, спросили", — негодовал Борис Берман. И практически без перерыва продолжил: "Вон идет Чурсина, и что – я сам должен к ней подходить, чтобы поговорить? Людмила Алексеевна, чего вы ждете от фестиваля?"

Гости шли непрерывным потоком. Резервация возле кинотеатра была столь микроскопической, что сложилась практически революционная ситуация: сзади подпирали задержавшиеся, те, кто пришел пораньше упирались – полтора часа пить пиво в небольшом фойе перед залом хотелось единицам. В этой плотной массе фотографы пытались обнаружить звезд, нещадно бликовавших под палящим солнцем. Зато повезло женщине в маске участницы группы Pussy Riot: ее лица на ярком свете никто не разглядел.

Прошли Алика Смехова, Укупник и Юрий Николаев. Алена Бабенко в очаровательной шляпке с вуалью сообщила, что на вечеринки ходить не планирует, "я скорее пойду на фестивальное кино". С Аленой согласился и Марат Башаров: "Буду смотреть кино, чтобы потом не совершать тех же ошибок". В отличие от них молодые родители Резо Гигинеишвили и Надя Михалкова не скрывали, что любят праздник и с удовольствием ждут его.

"Господа, вы не представляете, на этой дорожке Стриженовы!" — искренне, как ребенок ликовал Берман. И то правда, не изрядно поднадоевший Тим Бертон. "Что же роднит российский футбол и российское кино?" — не унимался ведущий. "И там и там есть перспективы", — отшутился Александр Стриженов и стремительно ретировался, чтобы избежать дополнительных вопросов.

Последние гости вошли, но… поздно – двери в полупустой зал были закрыты. "Идет трансляция", — объявила охрана в камуфляже. "Не велено". Кто-то пытался дозвониться начальству. Другие, как Жанна Фриске, развернулись и покинули мероприятие, так и не узнав, что Тиму Бертону вручили первый приз ММКФ: "За вклад в мировой кинематограф". Вручать награду вышел классик итальянского кино Паоло Тавиани.

"Высоковато", — посетовал он, глядя на торчащий столбом микрофон. Догадливый Бертон вспомнил рок-концерты и проворно склонил стойку. Помогать не вышел ни один из техников фестиваля, а Бертон так и получал приз со стойкой в руках.

"В вашем красном конверте есть приглашение на банкет", — прощебетала девушка, занимающаяся прессой. Действительно, есть, и адрес указан: "Престижная аллея". Хорошо, хоть ближе к Бунину и его "Темным аллеям", чем к городку Коллинспорт из последнего фильма Бертона "Мрачные тени". Все равно не пойду.