Расставание с иллюзиями: крутой маршрут американца по Колыме

Томас Сговио не дожил до этого дня, а ведь была его мечта - опубликовать воспоминания на русском языке и в России. "Дорогая Америка" - мемуары американца итальянского происхождения. О Колыме. С его же иллюстрациями. Юношей, одержимым коммунистическими идеалами, он уехал в 30-х годах из Америки в Советский Союз - строить грандиозное будущее и учиться. В 1937 году начинающего художника обвинили в шпионаже и отправили по этапу. Как советский репрессированный он пережил крах иллюзий уже на Колыме. Как классический чудом выживший, он спасался умениями из прошлой жизни - рисованием.

"Ну, обнаженных женщин, он даже сам пишет: "Блондинок, брюнеток, полных, худых, в общем, на всякий вкус", он рисовал. Потом ему стали уже начальники лагеря заказывать. И так он выжил", - говорит литературный редактор книги Марина Наумова.

Ещё Сговио рисовал портреты криминальных авторитетов и начальников тюрем. Блатным по ночам травил байки об Аль Капоне и прочих американских гангстерах. Писал мемуары Сговио в конце 60-х, когда после реабилитации он вначале уехал в Италию, потом в США. Язык его не литературный, но образный. Над переводом работали осторожно, чтобы не слишком русифицировать.

"Если он пишет, что это "суп из капусты", хотя понятно, что это щи, я никогда не могла написать "щи". Это - "суп из капусты". Если он говорит: "валенные ботинки", точнее "войлочные", то у меня рука не поднимется написать "валенки". Потому что для него это были "войлочные ботинки", - заботится о точности и достоверности перевода Марина Наумова.

Много лет Томас Сговио переписывался с Александром Солженицыным, прежде чем они впервые посмотрели друг другу в глаза. Уже за границей. Художник, познавший свой "архипелаг ГУЛАГ", до конца жизни утверждал: слова "бывший зэк" для него что-то вроде пароля. Пароль это означает - "этот человек - свой".