Королевский детектив может закончиться конфликтом Бурбонов и Виндзоров

"Продолжая играть в прятки, король рискует потерять иммунитет": так французское издание Le Point пытается предсказать, чем может обернуться для бывшего испанского монарха Хуана Карлоса добровольное изгнание. В условиях, когда прокурор Женевы – а именно в Швейцарии Хуана Карлоса подозревают в отмывании денег – еще не предъявил обвинения из-за отсутствия доказательств, единственным защитником короля мог бы стать Мадрид. Но побег в неизвестном направлении – сначала СМИ упоминали Доминикану, теперь Арабские Эмираты – может стоить почетному королю неприкосновенности. Испанская La Vanguardia вспомнила, как пару лет назад монарх уже намекал друзьям на переезд в "рай для рыбаков" – Новую Зеландию. А супругу короля Софию Греческую на этой неделе заметили на Майорке, где она консультировалась с друзьями-юристами.

Внезапный отъезд из страны почетного короля Испании, о котором стало известно, когда он уже пересек границу, на этой неделе вышел в топ национальных новостей, вытеснив с первых полос коронавирус и безработицу. Несколько дней гадали, куда отправился Хуан Карлос I. Назывались Португалия, Доминикана, даже Новая Зеландия.

Король нашелся в столице Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби в президентском люксе отеля Emirates Palace стоимостью 11 тысяч евро в сутки, где его разместил наследный принц шейх Мухаммед бен Зайд аль-Нахайян. Вряд ли это кого-то удивило – каждый испанец знает, что у Хуана Карлоса масса коронованных друзей в арабском мире. Собственно, эти связи шесть лет назад стали одной из причин, заставивших его отречься от престола в пользу сына, а теперь поставили старика перед необходимостью собирать чемодан и писать прощальное письмо королю Филиппу VI.

- Это решение я принимаю с грустью, но со спокойной душой. Я был королем Испании почти 40 лет, и на протяжении этого времени я всегда хотел лучшего для Испании и для короны.

Не все согласны с тем, что это в интересах Испании, но для короны точно полезно, чтобы старый король исчез из поля зрения. Коррупция, уклонение от уплаты налогов и отмывание доходов, полученных незаконным путем – краткий список обвинений, которые могут быть предъявлены бывшему монарху по итогам расследований, которые ведут прокуратуры Испании и Швейцарии.

Причиной их интереса к финансовым делам Хуана Карлоса стали 100 миллионов евро, полученные им от саудовского короля в 2008 году, а также возможная связь этого щедрого дара с реализацией испанскими подрядчиками крупных инфраструктурных проектов на Аравийском полуострове. Установлено, что значительная часть саудовских миллионов осела на счетах бывшей любовницы Хуана Карлоса – бизнесвумен Коринны Ларсен, по второму мужу – принцессы цу Сайн-Витгенштейн.

А еще часть была обнаружена на оффшорном счете, открытом Хуаном Карлосом на сына – в то время еще принца Астурийского, а теперь короля Филиппа VI. Считается, что Филипп об этом не знал, и когда махинация вскрылась, он демонстративно отказался от отцовского наследства и лишил родителя содержания. Решение Хуана Карлоса еще больше увеличить дистанцию, чтобы его тень не падала на сына, было благосклонно воспринято действующим королем, а также одобрено премьер-министром.

"Я как председатель правительства совместно с правительством выражаю наше абсолютное уважение к решению, принятому королевским домом, которое заключается в том, чтобы дистанцироваться от сомнительного и предосудительного поведения со стороны члена королевской семьи", – заявил Педро Санчес.

Королевский дом испанских Бурбонов хранит память о многих изгнаниях. Сам Хуан Карлос родился в 1938-м в Риме, потому что семью годами ранее республиканцы вышвырнули из страны его деда Альфонсо XIII. В результате последовавшей за этим гражданской войны в Испании установился фашистский режим Франко, и в 1969 году в поисках преемника диктатор обратил внимание на Хуана Карлоса. Он показался Франко фигурой, способной законсервировать в стране жесткий ультраправый порядок в обличье монархии. И при жизни диктатора будущий король никогда не давал своему наставнику повода усомниться в своей преданности.

- Генерал Франко на самом деле является исторически и политически решающей фигурой для Испании. Он сумел вытащить нас и разрешить наш кризис 1936 года. После этого он сыграл политическую роль, чтобы вытащить нас из Второй мировой войны. И кроме того, в течение этих последних 30 лет он заложил основы для нашего нынешнего развития, вы сами это можете констатировать.
- Для вас лично кем является генерал Франко?
- Для меня он живой пример, день за днем, в силу его патриотической деятельности на службе Испании и, кроме того, я испытываю в отношении него большую симпатию и восхищение.

Однако после смерти Франко Хуан Карлос переменился. Он провел в стране демократическую конституционную реформу, упразднил фашистскую фалангу, легализовал политические партии. 23 февраля 1981 года король сорвал попытку франкистского реванша. Группа офицеров под руководством полковника Техеро на 18 часов захватила парламент в расчете на то, что их поддержит армия.

По приказу Хуана Карлоса войска остались в казармах, и тогда даже коммунисты кричали: "Да здравствует король!" Парадоксально, но с Хуаном Карлосом и его реформами в конце концов примирилась и самая консервативная публика. Казалось, этот человек близок к реализации своей исторической миссии.

- Как бы вы хотели, чтобы вас запомнила история?
- Я бы хотел, чтобы меня запомнили как того, кто объединил всех испанцев и вместе с ними добился восстановления демократии и монархии.

Это интервью было записано в 2013 году к 75-летию Хуана Карлоса. Незадолго до этого он совершил фатальную ошибку, которая настроила общественное мнение против него и всей королевской семьи: в то время, когда полстраны стояло в очередях за пособием о безработице и бесплатным питанием, король охотился на слонов в Ботсване.

Сафари профинансировали его друзья из Саудовской Аравии, а сопровождала его в нем отнюдь не королева София – она, кстати, не поехала вслед за мужем в изгнание, – а та самая принцесса-бизнесвумен, на тайные счета которой упали саудовские миллионы. И тут уже Хуану Карлосу припомнили всю его роскошную жизнь и хождения "налево". И, как итог, 18 июня 2014 года Хуан Карлос отрекся в пользу Филиппа.

Потом был еще скандал с проворовавшимся на строительстве велодрома родственником – герцогом Пальмы, которого посадили на пять с лишним лет. Словом, задача, стоящая перед нынешним королем – восстановить репутацию монархии – просто титаническая. Особенно если учесть, что этот аксессуар сейчас явно не в тренде.

Моду на монархию в последний раз возродила Диана Спенсер – жена принца Уэльского Чарльза, невестка британской Елизаветы II. Она сдула пыль с музейного экспоната. Леди Ди могла бы стать королевой, которую хотели себе все – кроме самых близких людей. Драма личной жизни Дианы и бесплодные попытки после ее трагической гибели найти кого-то похожего привели к осознанию того, что короли и королевы – это просто люди, часто неприятные, с мутными знакомствами и непонятными деньгами.

Монархия оказывается не нужна даже ее детям, которые, как принц Гарри, отказываются от титулов и привилегий, выбирая жизнь обычных людей. И еще постепенно припоминается, что крупнейшие королевские дома Европы свое состояние, все это золото-бриллианты, сделали на грабеже колоний, геноциде и работорговле. Сносить памятники королям – это одно, сносить королей – задача более амбициозная. В Испании до сих пор не особо заметно влияние Black Lives Matter, но желающие есть – леворадикалы в коалиционном правительстве уже засучили рукава.

- Наша демократия достаточно зрелая для того, чтобы ликвидировать любые ограничения выборности всех своих институтов. Не существует никакого мотива, чтобы продолжать нести груз монархии, лишенной минимальных этических ценностей в стране, которая претерпевает следующие один за другим социальные и экономические кризисы, которые крайне негативно отразились на условиях жизни большинства общества.

Марксисты и республиканцы из партии Podemos требуют вернуть Хуана Карлоса и судить его в Испании с намерением превратить это в суд над монархией. Обвинительный приговор должен заставить Филиппа VI отречься, и дальше корону можно выбросить на помойку.

Ситуативные союзники левых, также требующие отречения – каталонские сепаратисты, засевшие в Барселоне. Всякий кризис для них – это возможность повторить попытку побега.

Против левых и каталонцев на защиту единства и традиции ожидаемо выступили правые консерваторы, в том числе и те, кого относят к числу откровенных франкистов.

"Мы призываем к единству вокруг главы государства и вокруг конституционной монархии. Сегодня более чем когда-либо мы должны поддерживать короля Фелипе, поддерживать конституционную монархию", – говорит вице-секретарь по связям с прессой Народной партии Испании Пабло Монтесинос.

"Король Фелипе – глава нации. И нация не позволит шайке злодеев, коррупционеров и обелителей убийц украсть у нее будущее и стремление продолжать нашу общую историю. Сегодня никто не сомневается в том, что они пытаются довести до конца гнусное предательство, атакуя корону, которой они обязаны быть верными", – заявляет лидер ультраправой партии Vox Сантьяго Абаскаль.

Ультраправые требуют отставки правительства социалиста Санчеса – еще и политическая передряга для полноты ощущений. Может показаться, что страна, где 88 процентов населения уверены, что раны прошлой гражданской войны до сих пор кровоточат, в течение одной недели вдруг оказалась на опасном треке, ведущем к повторению истории.

За все свои возможные грехи Хуан Карлос I не заслуживает такого наказания, а еще меньше эту участь заслужила Испания. Своим отъездом бывший король пытается успокоить ситуацию. Но скорость, степень, да и сама возможность такого успокоения сейчас зависят от развития многих кризисов, которые прямого отношения к монархии не имеют.

Бегство бывшего короля Испании может навредить не только имиджу его семьи, но и его дальним родственникам – британской королеве и ее наследникам. По данным The Daily Mail, в Букингемском дворце рассматривают возможность лишить Хуана Карлоса одной из старейших в мировой истории рыцарских наград – Ордена подвязки.

Практический ущерб незначительный, но в монаршем мире такие меры – не просто символические. Они могут стать началом серьезного конфликта двух старых европейских дворов – Бурбонов и Виндзоров. Елизавета и Хуан Карлос – праправнуки британской королевы Виктории и даже в XXI веке связаны кровными узами.

Еще одним фактором, из-за которого каждая из 12 монархий Старого Света теперь сама за себя, стала пандемия коронавируса COVID-19. За последнее десятилетие многие европейские дворы и так существенно урезали свои расходы, а во время пандемии десятки членов королевских семей начали искать работу и самостоятельно оплачивать свои расходы.

И если для шведской принцессы Софии работа в ковидном госпитале – скорее благотворительность и реклама ее семьи, то норвежская наследница Марта-Луиза даже отказалась от фамилии, написала несколько книг и завела свой канал на YouTube. А ее попытки практиковать альтернативную медицину в условиях пандемии в Осло сочли несвоевременными.

Тяжело адаптировались под новые реалии и родители принцев и принцесс. 80-летняя королева Дании Маргрете II заявила, что попала в группу риска, и не стала праздновать свой юбилей. После чего датская пресса тут же заговорила, что Маргрете готова отречься от престола в пользу сына.

А бельгийский король Филипп сейчас не может себе позволить даже этого. В его семье до сих пор переживают имиджевый скандал, когда в июне за инфицированного на вечеринке в Испании 28-летнего тусовщика принца Иоахима пришлось перед журналистами извиняться его же матери – принцессе Астрид.