Никого не обидеть: "красные дорожки" становятся гендерно-нейтральными

Ведущие мировые кинофестивали сотрясают крупные перемены. Несмотря на пандемию, награды все же готовятся раздать в Венеции, но коронавирус внес свои коррективы в организацию киносмотра. А вот программа Берлинале изменится не только из-за ковида, но и чтобы угодить набирающему обороты по всему миру движению за гендерное равенство. Какие шоковые решения уже приняты, и как теперь будут выглядеть красные дорожки?

Готовить фестиваль в эпоху пандемии – дело непростое, но Венеция все-таки решила рискнуть. Укороченная программа, маски на просмотрах и на красной дорожке, билеты только онлайн, полтора метра между зрителями в зале. Как будут крутиться организаторы, обеспечивая дистанцию и разгоняя фанатов, будет видно уже 2 сентября, на открытии: в Италию летят режиссеры и актеры из 50 стран, жюри в этом году возглавит Кейт Бланшет.

Изменения ждут и Берлинский кинофестиваль. До февраля еще долго, прогнозировать эпидемиологическую ситуацию рано, и организаторы анонсируют лишь новые правила: киносмотр лишится призов за главную мужскую и женскую роли, призы будут гендерно-нейтральными.

Не актеру и не актрисе: "Медведь" будет вручаться лучшему исполнителю главной роли и роли второго плана, то есть награды становятся общими. С точки зрения организаторов эти революционные перемены – отмена мужского и женского – были неизбежны, они отражают современные общественные течения.

Нам важно понять, что нужно сделать для того, чтобы фестиваль менялся, чтобы он отвечал представлениям молодой аудитории. Для меня очень важно то, чтобы кино не стало занятием только для 65-летних людей, чтобы оно было интересно и молодежи. И я думаю, Берлинале – идеальное место, чтобы продемонстрировать это, говорит один из организаторов.

Перемены ждут и систему отбора фильмов: организаторы будут стараться, чтобы работ режиссеров-женщин в конкурсной программе была половина, а не треть, как в прошлом году. В 2019 году – на юбилейном Берлинском кинофестивале – гости даже подписывали петицию за введение квоты.

Стремление к гендерной нейтральности – тренд последних лет. Впервые от номинаций "актриса" и "актер" оказались на премии MTV – в 2007-м Эмма Уотсон была первой, кто выиграл гендерно-нейтральную премию. Она заявила, что приз вручается за талант и мастерство, а не за то, какого пола человек.

Сергей Пускепалис, что в 2010-м увез из Берлина "Медведя" за главную мужскую роль, сильно удивлен решением организаторов.

"Это, конечно, удар по базовым вещам, по традициям, на которых вообще зиждется кинематограф, создание героя, героинь. С этих людей берут в дальнейшем люди, которые смотрят кино, пытаясь подражать им, а сейчас они будут подражать каким-то туманным людям, которых будут по непонятно каким критериям оценивать, непонятно какое жюри получается", – поделился своим мнением российский актер.

К этническому, гендерному и прочему разнообразию сегодня стремятся все крупные фестивали, чтобы не попасть под критику. Программа, призы, выбор победителей – общественное мнение и борцы за права отслеживают все. В 2016 году "Оскар" обвинили в том, что он слишком белый, в дискриминации: среди претендентов на статуэтку не было ни одного афроамериканца. Дело едва не дошло до бойкота церемонии, но организаторы пообещали, что больше такое не повторится.

Пример Берлинского фестиваля очень легко может стать заразительным. Это уже было. Именно на Берлинале впервые появилась премия для фильмов о сексменьшинствах, "Тедди", сегодня такие номинации есть почти у всех. Канны, Монреаль, Карловы Вары, Шанхай – самые крупные и самые известные конкурсы могут пересмотреть многолетние правила, если уж на то пошла мода. Что думают по этому поводу актеры, режиссеры и кинокритики, узнаем в начале сентября: в кулуарах Венецианского фестиваля это может стать темой "номер один".