Сжигал людей заживо: ФСБ рассекретила жуткие признания эстонского карателя

"Во втором доме было четыре человека… Каждый из нас застрелил по одному". И уточнение, что все убитые были женщинами. Страшное признание эстонца по имени Энн Оодла о зверствах нацистов во Псковской области. ФСБ рассекретила показания карателя, а также другие документы по делу о массовом уничтожении гражданского населения.

Так впервые стали известны детали расследования, проведенного в 70-е годы. Тогда судили приспешников гитлеровцев из 37-го полицейского батальона СС. Подразделение было сформировано из эстонских националистов. Они проводили жестокие карательные акции против партизан и мирных жителей.

Исходя из рассекреченных материалов, тот же Оодла даже спустя многие годы прекрасно помнил подробности преступлений. Как беспрекословно выполняли приказы, как расстрельные команды ходили по домам, не жалея женщин и детей. Теперь, после публикации ФСБ, имена карателей рассекречены.

Читать показания эстонского карателя Оодла о том, как он с "боевыми товарищами" уничтожал стариков, женщин и детей, сжигая их заживо, расстреливая в упор, спокойно невозможно. И это ведь только одна уничтоженная деревня из сотен других под Псковом. "Там из чуть более четырехсот деревень более чем триста были уничтожены и сожжены, – рассказывает Никита Буранов, эксперт Научного отдела РВИО. – А эти документы открывают нам глаза на несколько отдельных случаев, а я вам только что назвал сотни случаев. Вы можете себе представить, сколько еще предстоит работать. Там будет просто страшное количество этих преступлений".

Октябрь сорок третьего. Ланёва Гора. За один день каратели расстреляли, а затем сожгли 55 человек, из которых более половины были детьми — три ребенка грудного возраста и 29 детей в возрасте до 14 лет. Месть за сочувствие партизанам. А вот как Оодла, отец, кстати, троих детей, описывает процесс убийства гражданского населения деревни. "Я стрелял из пистолета. За время этой операции я расстрелял пять человек: в домах четыре человека, среди них одного мужчину и трех женщин. Еще я убил женщину, которая выползла из горевшего дома и сама горела".

Еще до массового расстрела каратели четко разработали несколько сценариев казни жителей деревни. Благодаря воспоминаниям нескольким чудом выживших сельчан сегодня мы можем узнать об этих кровавых сценариях. "Одна беженка она была финка, и эстонский язык она хорошо знала, – рассказывает пожилая женщина. – И они между собой лопотали там, и она говорит моей маме: "Тетя Нюша, нас хотят в колодец бросать". А потом их офицер говорит: "Все не войдут туда". И всех отправили по своим домам".

Откровения палача продолжаются. После того, как жители разошлись по домам, думая, что беда отступила, каратели приняли решение убивать их и сжигать прямо в хатах. "В этих домах были трупы женщин и детей, – рассказывает каратель. – Много их было там, я не считал, сколько… Своими глазами видел, как Алуоя поджигал дома! Кроме него еще один высокий человек из 1-й роты бегал по деревне с самодельным факелом и поджигал дома. Слышал, как кто-то кричал в горящем доме, наверное, некоторые еще были живые…"

"Называть преступников по именам – это очень хорошо, что такая работа идет. Но этого мало, – считает Андрей Стариков, политолог. – Я напомню сюжет, касающийся военных преступлений эстонцев на Псковщине – это находки останков в концлагере Моглина, где те же каратели учавствовали в военных преступлениях, и СК РФ возбудил уголовные дела по статье "Геноцид". И подобные шаги должны быть и в данном случае".

Энн Оодла был взят в плен чехословацскими партизанами в 1945 году. Был в фильтрационном лагере. Понятно, что о своей карательной деятельности не распространялся. В 1946 году вернулся в Тарту, работал печником в различных организациях. Верил, что никто и никогда не узнает его страшную тайну. В 70-х он попался. Командир I отделения и заместитель командира 3-го взвода 3-й роты, награжденный медалью Рейха даже после ареста утверждал, что стал карателем не по своей воле – немцы заставили. В современной Прибалтике таких, как он, теперь называют – национальными героями. "Они тут сражались, они "делали все правильно". Если человек участвовал в СС – хоть это и было добровольным решением, но он "вынужден был", боялся расстрела. И вот это вот называется легендирование. Легендирование лжи, создание новых мифов", – говорит Руслан Панкратов, глава политической партии "Действие".

Оолда не дожил до расстрела – умер в тюремной больнице. Часть его товарищей были казнены, часть отсидела в тюрьмах, кто-то так и не предстал перед судом. Спустя десятилетия, наверное, некоторые из них сегодня маршируют на главных площадях своих стран, оправданные на государственном уровне за страшные преступления против человечности.