Лидер ореховских "настроен позитивно"

В Бабушкинский суд Москвы доставили одиозного киллера – лидера группировки "Ореховские" Сергея Буторина. Несмотря на то, что криминальный авторитет осужден пожизненно, он снова должен пройти процедуру суда. В этот раз его обвиняют в том, что еще в 1998 году он заказал убийство сотрудника тогда еще милиции. С высокопоставленным оперативником отдела по борьбе с организованной преступностью хотели расправиться якобы из-за того, что он вел активный поиск Сергея Буторина, который на тот момент скрывался за границей.

За дверью находится один из самых грозных и опасных людей 90-х годов – Сергей Буторин, он же Ося, лидер "ореховской" группировки того времени. Сейчас он находится на скамье подсудимых по обвинениям в попытке убийства сотрудника милиции в далеком 1998 году.

В Бабушкинский суд Москвы Буторина привезли из исправительной колонии номер 18 "Полярная сова" где он отбывает пожизненное заключение за – только вдумайтесь – 36 убийств и 9 покушений. Но вот что удивительно: если на минуту забыть о прошлом главы "ореховских", возникает устойчивое ощущение: это добрейшей души человек.

- Как себя чувствуете, как вообще добрались?
- Чувствую себя неплохо, добрался тоже благополучно. Слава нашим доблестным конвойным. Ну а процесс пришел к своему логическому завершению Настроен позитивно.

3 декабря 1998 года неподалеку от станции метро "Свиблово" был обстрелян заместитель начальника регионального отдела по борьбе с организованной преступностью Николай Петров. Киллер открыл огонь из салона внедорожника. Одна из пуль попала милиционеру в голову.

Врачи смогли вытащить оперативника, что называется, с того света. По версии следствия, стрелял ближайший сподвижник Сергея Буторина – Марат Полянский. Находясь на скамье подсудимых рядом с бывшим патроном, он отказывается от комментариев.

- Скажите пожалуйста, вы не хотите сделать заявление какое-то для журналистов? Олег Пособин, "Дежурная часть". Вообще общаться не будете?

В середине 90-х "ореховские" были самой влиятельной криминальной группировкой. Буторин стал ее главой после убийства Сергея Тимофеева, известного как Сильвестр, в сентябре 94-го.

Чтобы избавиться от слишком пристального внимания правоохранительных органов, Ося в 1995-м инсценировал собственную смерть. Он организовал через подручных пышные похороны и уехал за рубеж. Несколько лет Буторин руководил группировкой из-за границы – заказывал убийства, похищения. При этом методы "ореховских" во многом напоминали деятельность спецслужб.

У группировки имелось подразделение разведки, аналитический отдел, осведомители в правоохранительных органах и в криминальных группировках. Однако к 98-му оперативники уже были уверены: Ося жив. В отношение него были собраны многочисленные доказательства вины, и ключевую роль в этом расследовании играл как раз Петров. Подослав к нему убийцу, "ореховские" рассчитывали, что таким образом смогут решить проблему.

Любопытно, что подозреваемым в этом убийстве, помимо самого Буторина и Полянского, был еще один крупный бизнесмен. Его даже привлекли к суду, однако в 2018 году присяжные оправдали коммерсанта.

- Вы имеете в виду, в 18-м году?
- Совершенно верно.
- Ну, да.
- Вы согласны с их решением?
- Ну, да.

Теперь на скамье подсудимых в роли заказчика выступает сам Буторин. Его и Полянского задержали в 2001-м в Испании во время спецоперации Интерпола, МВД и ФСБ. В 2011 году Осю приговорили к пожизненному заключению. Почти 10 лет он находился в колонии особого режима за Полярным кругом, и доставка Оси в московский суд стала для него важным событием.

- Как вам сидится в колонии?
- В колонии нелегко. Далеко не дом отдыха.
- Но все-таки есть надежда, что получится оказаться на свободе рано или поздно. Надеетесь на это?
- Надеюсь.

Первое заседание суда закончилось так и не начавшись. Подсудимые не успели ознакомиться с некоторыми документами, поэтому рассмотрение дела по существу перенесли на 14 декабря.

Эксперты не исключают, что обвиняемые постараются затянуть процесс. Ведь условия в следственных изоляторах столицы гораздо мягче, чем в колонии за Полярным кругом. И торопиться обратно Буторину с Полянским, судя по всему, смысла нет.