Тема:

Саммит G8 в Довиле 9 лет назад

G8 наделила Россию статусом переговорщика по Ливии

Во французском Довиле подводят итоги саммита "большой восьмёрки". России обещано содействие по вступлению в ВТО  до конца года, продолжение диалога по отмене виз с Евросоюзом. Участники саммита обсудили и ситуацию в Японии, и дальнейшую борьбу с терроризмом. "Большая восьмёрка" обсудила и кандидатуру на пост главы МВФ, решали, что делать с Ливией, - и здесь России выпадает особая миссия.

Он должен уйти. Всего три слова, за которыми - месяцы дипломатии. Таких коротких и однозначных формулировок авторы итоговых деклараций обычно избегают, но не сегодня. "Большая восьмёрка" согласилась: полковнику Каддафи не место в Триполи, его власть не легитимна. Как именно полковник должен уйти, документ не поясняет, но вести переговоры с ливийским режимом в G8 просят Россию.

"У нас есть контакты и с теми, и с другими. Вы знаете, Россия не порвала отношений дипломатических, и мы находимся в плотном контакте. Приезжали и представители новых сил, которые расквартированы в Бенгазе. И, естественно, мы консультировались и с представителями политических сил, которые находятся в Триполи, представителями политической команды, которая ориентирована на действующего лидера. Я считаю, что это в любом случае полезно, - отметил Дмитрий Медведев на пресс-конференции в Довиле. - Я предложил наши посреднические услуги в ходе моих консультаций с моими партнёрами по "восьмерке". Все, в общем, считают, что это было бы небесполезно. А, тем более, что мы эти консультации уже ведём. И отвечая на ваш последний вопрос, если вы посмотрели декларацию, там написано, что режим Каддафи потерял легитимность. Он должен уйти. Это принято единогласно".

Политическое убежище Каддафи Россия не предоставит, но такие страны, по словам Дмитрия Медведева, всё же найдутся. Уже известно имя российского спецпредставителя в ливийских переговорах, это Михаил Маргелов. Президент рассказал, что в ближайшее время его самолет уже вылетает в Бенгази.

Сначала - переговоры с повстанцами, потом, если получится, и с режимом Каддафи. О России в итоговой декларации саммита тоже говорится: страны "восьмёрки" поприветствовали ратификацию в Москве и Вашингтоне нового Договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ-3). Но самые серьёзные разногласия с американцами пока далеки от решения, а уж тем более от каких-либо бумажных договоренностей. Речь о системе противоракетной обороны (ПРО), которую США собираются разворачивать в Европе.

"Я пока не очень доволен реакцией на мои предложения с американской стороны и со стороны вообще всех стран НАТО. Почему? Потому что мы теряем время. И хотя я сказал вчера о 2020 годе, как о deadline. Но что такое 2020 год? Это тот год, когда завершится выстраивание четырёхэтапного, четырёхэтапной системы так называемого адаптивного подхода. После 2020 года, если мы не договоримся, начнётся реальная гонка вооружений. Я хотел бы, чтобы наши обеспокоенности услышали. В чём они заключаются? Они заключаются, прежде всего в том, что мы должны получить гарантии, что это не против нас. Нам такие гарантии никто не дал. Все всё время говорят: это вот какие-то там есть страны нехорошие, вот от них может исходить угроза. Когда мы спрашиваем, а какие это страны, - молчат. Значит, тогда спрашиваем, а какие угрозы? Есть ли там ракеты, которые нужно таким образом отсекать? Нет таких ракет. А у кого такие ракеты есть? У нас. Значит, вывод простой, тогда это против нас", - пояснил логику российской стороны в вопросе ПРО президент Медведев.

Отдельно в итоговом документе - о терроризме. Ликвидация Усамы Бен Ладена не обезопасила мир, говорится в декларации. Накануне после переговоров Медведева и Обамы Соединённые Штаты объявили награду за информацию, которая приведёт к поимке Доку Умарова, - 5 миллионов долларов.

"Американцы понимают, что мировой терроризм не имеет границ. И у нас на Кавказе, по сути, работают представители всё той же террористической сети, с которой борются сами американцы. Именно поэтому мы приветствовали уничтожение Усамы бен Ладена. Именно поэтому такого рода соглашение сегодня возможно. Но, значит, это означает только то, что американцы готовы включиться в эту работу. Но мы этому рады, потому что у американцев есть свои возможности и свои навыки. Значит, если в конечном счёте это будет способствовать поимке или уничтожению Умарова, значит, так тому и быть", - подчеркнул глава российского государства.

Некоторые темы в повестке саммита не фигурировали, но всё равно обсуждались лидерами. Консенсус по поводу нового главы МВФ, рассказал президент Медведев, среди участников "восьмёрки" почти достигнут, но что касается его заместителей, то тут свои кандидатуры могли бы предложить и страны БРИКС. Для этого придётся поменять структуру управления фондом, но Россия свои предложения сделала. Прозвучал сегодня и вопрос, без которого итоговая пресс-конференция российского лидера не могла обойтись:

- Ваши коллеги по "большой восьмёрке" интересовались ли у вас, может быть, как-то приватно или при двусторонних встречах, о вашем потенциальном участии в выборах президента 2012 года. И если интересовались, что вы им ответили?

"Да, интересовались, не буду скрывать. И я им рассказал абсолютную правду. Что я буду делать, и что будут делать некоторые мои коллеги", - ответил на поставленный вопрос Медведев.

- Спасибо.

"Пожалуйста. Так что могу дать пару адресов, можете у них узнать", - предложил президент России.

Журналисты, особенно иностранные, расходились с пресс-конференции в лёгком недоумении, так и не поняв, кто будет представлять Россию на следующем саммите "восьмёрки", который пройдёт в США.

"Большую восьмёрку" в последние годы принято упрекать в том, что она превратилась в элитное политическое шоу: все действительно глобальные решения принимаются в формате G20. Но на этот раз события года сами диктуют повестку: ждать осени и встречи "двадцатки" в Каннах не могут ни арабские революционеры, которым в наследство от авторитарных режимов достались ветхие национальные экономики, ни атомщики всего мира, чьи проекты оказались под микроскопом после японской катастрофы. Довиль показал: говорить о закате формата "восьми" пока рано.