Южная Осетия: страшные воспоминания очевидцев

Среди тех, кто оказался заложниками боевых действий в Цхинвале, были не только жители города. Многие приехали в Южную Осетию по делам или в гости, а попали под обстрел грузинской артиллерии. Свидетели вспоминают страшные события тех дней.

Такой Медея Акоева была год назад – в московской квартире, через 2 недели после войны. Остригшая свалявшиеся за три дня в подвале волосы, поседевшая, заикающаяся. Сегодня она снова в родном Цхинвале. Год назад Медея приехала сюда по семейным делам, за месяц до войны. Вечером 7 августа она посмотрела обращение Саакашвили к народу и спокойно легла спать.

"Он так мило обратился: я вас люблю, давайте вместе строить демократическое общество. Какое красноречие, говорю, – вспоминает Медея Акоева. – А тетя мне отвечает: он врет, не верь".

Пианистка Медея Акоева окончила консерваторию в Тбилиси. В Южной Осетии преподавала музыку. 15 лет прожила в Дамаске – работала учителем в посольской школе. Когда ее бывшие ученики увидели ее рассказ по телевизору, оборвали телефон. Медею было сложно узнать.

"Сюда упала бомба, в воронку можно было машину положить. Часть дома обвалилась. Побежали в дубовую рощу, хорошо, что не добежали. Там никого не осталось. До 10 августа были в бункере", – рассказывает женщина.

Здесь, как и год назад, темно и сыро. В подвале школы Медея и еще 60 человек просидели почти трое суток. Под партами тогда она нашла старый календарь, разорвала его на листы и начала дневник.

"Я подумала, что если погибну, то останется то, что говорят люди вокруг", – говорит Медея.

30 страниц о граде и разрывающихся снарядах, о том, как рядом прорвало трубу, и можно было, наконец, попить воды. Как дважды пыталась выбраться из города. Но каждый раз возвращалась – дорогу обстреливали.

"Самая страшная картина: 6-7 детей с женщиной в машине, танк прямой наводкой ее расстреливает. Разбросаны тела повсюду. Это так страшно", – плачет Медея Акоева.

10 августа в город вошли российские миротворцы. Она до сих пор считает то утро самым счастливым в своей жизни.

В аэропорту Владикавказа, перед вылетом в Москву Медея первый раз упала в обморок. За три дня она не уснула ни на минуту, успокаивала детей и стариков, писала.

"До 14 января я восстанавливала речь и лежала в клинике неврозов. Наверное, это о чем-то говорит", – вспоминает женщина.

Год она выздоравливала вместе с городом. Ее дом восстановили, растут новые деревья, только кое-где следы от снарядов и пуль. В июне Медея приехала на выпускной вечер в музыкальном училище Цхинвала, которое когда-то открывала. Рассказывает, что в первый раз за долгие годы видела такие счастливые лица.

"Ребята мои дорогие, посмотрите на меня! Я снова сильная, здоровая, самое главное – мирного неба над головой", – приветствовала она ребят.