Тема:

Коронавирус 1 час назад

Собянин: как быстро мы выйдем из ситуации эпидемии, зависит от нас


AP Images

Мэр столицы Сергей Собянин в эфире телеканала "Россия 24" рассказал о ситуации в столице РФ в ситуации пандемии и ответил на вопросы москвичей.

- Сергей Семёнович, за эту неделю число выявленных случаев коронавирусной инфекции резко увеличилось, вы сами слышали эти цифры – в два раза практически. Но, к счастью, конечно, не так, как в Нью-Йорке, у нас статистика обстоит. Но вот как у нас справляются сейчас медики? Все ли есть в больницах? Какая в целом ситуация по городу? И, конечно, какие прогнозы сейчас дают специалисты?

- Дмитрий, я слушал ваше вступительное слово о том, что огромное количество зараженных – увеличение в два раза! Нам все-таки другую терминологию надо применять: это не количество зараженных – это количество выявленных больных! И то, что мы их выявили так много, это не минус, а огромный плюс! Потому что очевидно, что реально больных в городе еще больше. По скрининговым исследованиям – их в районе 2-2,5 % от всего населения Москвы. В пересчете на цифры – это около 300 тысяч. Наша задача как раз, максимально выявить этих людей, максимально, насколько возможно! Для чего? Для того чтобы посадить их на карантин, чтобы они не заражали других – своих соседей или коллег по работе. Если необходимо – выписать им лечение амбулаторное, так, чтобы они не доводились до тяжелого состояния. Для этого проводится гигантская работа, просто гигантская! Мы за неделю увеличили в два раза тестирование. Раньше тестировали около 20 тысяч, сейчас – больше 40 тысяч. Плюс сами лаборатории, которые дают референс-заключение, то есть конечное заключение, по которому и идет статистика. Их мощности тоже увеличились в два раза!

Помимо этого, мы применяем огромное количество экспресс-тестов, которые позволяют нам более точно работать по заболевшим. Плюс к тому у нас работает 45 "ковидных" центров 24 часа в сутки 7 дней в неделю, которые тоже диагностируют заболевших. Такая огромная "машина" конечно должна дать результаты по выявлению.

Я не говорю, что заболеваемость не растет в городе, но те цифры, о которых вы говорите, это все-таки свидетельствует, прежде всего, о выявлении заболевших и возможности купировать распространение болезни. Что, собственно, в дальнейшем мы и видим. Ранняя выявляемость, лечение, профилактика, самоизоляция дают возможность медицинской системе работать нормально, в управляемом режиме. За последние две недели количество госпитализаций не увеличилось. Более того, сегодня количество тех, кто госпитализированы, и тех, кто выписан, дало положительную динамику. То есть выписалось больше, чем пришло или госпитализированы в больницы. И это самый главный результат, главный итог нашей работы!

А что касается Нью-Йорка, я хотел бы пояснить эту забавную международную статистику, на которую все ссылаются. Друзья мои, есть ложь, есть большая ложь, а есть статистика! Тем более, международная статистика. Ну, кто знает, сколько реально больных в Нью-Йорке?! По оценке большинства экспертов, в Нью-Йорке уже достигнут объем заражений, равный 50-60% всего населения Нью-Йорка! Это около 4-5 миллионов человек. Официальная статистика в Нью-Йорке, насколько я понимаю, насколько я читал документы департамента здравоохранения Нью-Йорка, они фиксируют только тех, кто находится в тяжелом состоянии. Поэтому это вообще несопоставимые цифры, и оперировать ими таким образом невозможно.

По выявляемости Москва уже вышла на уровень Нью-Йорка. Вот если посмотреть регистрацию вновь выявленных заболеваний в Нью-Йорке за весь период и Москву, мы, пожалуй, уже даже переплюнули Нью-Йорк по выявляемости. У нас другой подход. Мы не пытаемся ничего скрыть, мы не пытаемся людей оттолкнуть с их заболеваниями, говоря им: "Да вы сидите дома, мы знать вас не знаем! И не собираемся вас тестировать до тех пор, пока вы в тяжелом состоянии не попадете в госпиталь!" Наоборот, сделана система раннего выявления заболевания.

- Как бы то ни было, но все равно все сравнивали и будут сравнивать ситуацию в Москве, ситуацию в европейских мегаполисах, ситуацию в том же самом Нью-Йорке, в котором, насколько мне известно, все-таки сейчас было принято решение снять ограничительные меры. И здесь вирусологи, с которыми я, например, общался на прошлой неделе, с очень большой опаской смотрят на ту ситуацию. Но давайте вернемся к нашей ситуации. По поводу того, что вы приняли решение все-таки открыть ряд предприятий в Москве: почему? И в каком формате они будут работать?

- Совершенно понятно, что история с пандемией достаточно длительная. Если мы раньше могли еще предположить, что у нас ситуация закончится в течение нескольких недель или месяца, максимум – полутора, то сегодня мы видим, что это потребуется достаточно длительный период, чтобы побороть эпидемию. И это означает, что мы достаточно длительное время живем и будем жить в новой реальности, не очень комфортной для всех нас – и для экономики, и для людей, и для здоровья! Но, тем не менее, мы должны адаптироваться к этой ситуации. И если нам позволяет система здравоохранения, медицинская помощь, какая-то стабильность в этой ситуации — давать возможность работать. Потому что миллионы людей, лишенные работы, лишенные заработка – это не менее сложная ситуация, чем эпидемия.

Поэтому, проанализировав последние две недели ситуацию с эпидемией в Москве, и, как я уже сказал, обеспечив стабильный объем госпитализации, не увеличенный за последние две недели, говорящий о том, что ситуация находится под контролем, мы считаем, что есть возможность дать людям пойти на работу. Это производственные секторы, промышленный и строительный сектора. В них работает достаточно большое количество людей. Часть из них и до этого работала – это оборонные предприятия "Росатома", часть предприятий "Ростеха" и так далее. Сегодня мы раскрываем практически полностью потенциал промышленных предприятий. То же касается и строительства. В совокупности это даст работу полумиллиону человек, которые сегодня вынуждены находиться дома.

Почему именно эти сферы? Потому что речь идет о замкнутых коллективах производственных, которые могут обеспечить контроль за состоянием своих работников, обеспечить санитарные нормы. Речь идет о коллективах, которые не общаются с неопределенным кругом людей, как это может быть в сфере услуг, где контролировать скорость заражения очень и очень сложно. В замкнутых коллективах, на предприятиях это сделать гораздо проще, с одной стороны. С другой стороны, есть возможность дать им полноценно работать.

- То есть в данной ситуации было бы неправильно говорить о том, что мы сейчас вышли на определенные послабления режима ограничения?

- Конечно, нет! Это две стороны медали или сообщающиеся сосуды. Потому что, давая возможность большему количеству людей работать, мы же понимаем, что увеличится количество передвижения на транспорте, так или иначе, все равно увеличится количество людей, которые общаются друг с другом. И это надо каким-то образом компенсировать, отчасти компенсировать. Поэтому мы вводим дополнительный режим самоизоляции в метрополитене, будут более жесткие требования – это обязательное ношение масок, перчаток в общественном транспорте. Но и другие требования по контролю за передвижением по городу, электронные пропуска и так далее – все это остается в силе.

- Но то, что сейчас ряд предприятий все-таки заработали, означает, в том числе, и то, что жесткий режим ограничений, который был взят на вооружение Москвой, он нуждается в определенной подстройке, да? В частности, он подразумевает то, что москвичам можно выходить на улицу, например, для того, чтобы получить экстренную медицинскую помощь. Вот, прошло уже больше месяца. У многих людей, у которых должен был состояться плановый визит к врачу, он, хоть и плановый, но все может дойти до острой фазы какого-нибудь хронического заболевания. Поэтому вполне ожидаем такой вопрос, задает его москвичка Наталья Филатова.

Добрый день, Сергей Семёнович! Меня зовут Филатова Наталья Васильевна, я – инвалид II группы. И у меня к вам такой вопрос: скажите, пожалуйста, когда откроют поликлиники для планового посещения? Когда будут работать стоматологические поликлиники? Я, конечно, понимаю, что экстренные случаи у нас обслуживаются, а когда необходимо плановое лечение, плановые операции? Будьте добры, ответьте на этот наболевший вопрос!

- Ситуация крайне сложная. Поликлиники в Москве работают. Закрыты 45 центральных зданий, в которых расположены компьютерные томографы, и там созданы ковидные центры для диагностики и амбулаторного ведения больных CCOVID-19. Все остальные поликлиники продолжают работать и можно записаться к врачу. Хроническим больным, инвалидам мы выписали лекарства на несколько месяцев вперед, чтобы ограничить хождение в поликлиники.

Что касается плановой помощи, то, конечно, по возможности нужно воздержаться! Вопрос даже не только в мощностях, которых хватает или не хватает – часть из них выведена для борьбы с COVID-19. Но очень высокая вероятность заражения в больницах, очень высокая! Поэтому если можно потерпеть, то лучше потерпеть до тех пор, пока волна эпидемии не спадет. Это не просто чье-то желание – это такая реальность, с которой необходимо считаться. Человек, которому нужна плановая помощь, может подождать несколько месяцев. Лучше подождать, потому что может получиться так, что, получая плановую помощь, ты получишь еще и "в нагрузку COVID-19 — для людей с тяжелыми заболеваниями это может быть просто смертельно опасно.

- Сергей Семёнович, как раз по поводу плановых дел, не только медицины это касается. Я имею в виду те плановые ремонтов в подъездах, например. С капремонтами, я знаю, решили повременить. И действительно, пока люди сидят по домам, какие-то шумы дополнительные, связанные с ремонтом, выступали в качестве дополнительного раздражителя. Люди еще жалуются, что "все-таки начали красить подъезды, пахнет краской", пишет кто-то, "и деваться некуда". Получается, есть какие-то подрядные организации, которые все-таки выполняют такие работы! Они, получается, нарушают предписания или нет, ведя такие работы?

- Да, Дмитрий, они нарушают. Они не должны ни ремонтировать, ни красить! Поэтому, если такие случаи есть, пожалуйста, звоните в жилищную инспекцию, в административную, в управу района. И эти случаи будут пресекаться. Ни капитального, ни текущего ремонта в этот период в подъездах проводиться не должно. Мы это запретили!

- Ещё целый пласт вопросов связан с поездками по Москве. По поводу электронных пропусков: ну, с ними уже все разобрались. Даже уже не возникало вопросов по поводу того, как продлить вот этот пропуск на период с 5 по 11 мая. Работают такси также. Водитель такси тоже запросит у вас персональный код, без которого он вас просто не будет вправе посадить в свой автомобиль. Общественный транспорт тоже работает. Но люди, как мы знаем, успели привыкнуть уже к достаточно широкому спектру транспортных услуг, транспортных возможностей, поэтому вот такой вопрос от москвича по имени Алексей.

Добрый день, Сергей Семёнович! Меня зовут Алексей. Хотел бы задать вам такой вопрос. Насколько прекратится ещё по времени работа каршеринга, и в связи с чем она вообще приостановлена, поскольку общественный транспорт работает? Неужели каршеринг представляет большую опасность, чем метро, или автобус или любой другой общественный транспорт?

- Алексей, в метро, в общественном транспорте проводится регулярная дезобработка. Вагоны обрабатываются, перила, двери, всё, чего касается человек. В каршеринге нет ни водителя, ни ответственного, никого. Вот может 15 человек за день пройти, один из них будет ковидный, и все остальные окажутся потом на больничной койке. Поэтому мы закрыли каршеринг, тем более что такая всё-таки нишевая история, а общественный транспорт работает в повышенном режиме, по максимуму курсируя и давая возможность проехать, при этом соблюдая социальную дистанцию. Как я уже сказал, с 12 числа будут ещё ужесточены требования проезда в общественном транспорте: нужно обязательно быть в маске и перчатках. Почему в перчатках? Потому что всё-таки люди касаются перил, поручней и так далее. Когда проходит много людей, эти контакты чрезвычайно опасны. Вопрос даже не о капиллярной передаче заболеваемости, а именно через поверхности. Поэтому всё-таки руководствуясь предписаниями санитарных врачей, я с ними согласен абсолютно: это позволит избежать многих неприятных случаев передачи вируса.

- Вот ещё целый ряд вопросов, Сергей Семёнович, связан, ну, с такими чисто бытовыми делами, вернее, тоже плановыми. Вот сейчас май, скоро июнь. Тоже очень насущный такой вопрос, который многих беспокоит, в частности беспокоит он Марину.

Сергей Семёнович, добрый день! Меня зовут Марина. Хотела бы задать вопрос. Что будет в этом году с отключением горячей воды? На сайте нашего города, а живу я в Зеленограде, появилась информация об отключении горячей воды. И в этом году в моём районе воду отключат с 19 по 28 мая. Это случится в любом случае, даже если не будут сняты меры по самоизоляции? Спасибо.

- Марина, я принял решение до 1 июля отключение горячей воды не производить. Пока люди находятся на самоизоляции, в квартирах этого не делать. Хотя конечно мы понимаем, что не можем остановить подготовку к зиме, подготовку жилищного фонда, но всё-таки приняли решение, как можно дальше отсрочить этот период. Новые дома, где хорошие системы, могут вообще не делать опрессовку, отключение. Оставим только для этих работ дома, которые находятся в не очень хорошем состоянии и требуют повышенного внимания. Тем не менее, до 1 июля нигде, ни в каких домах, отключение горячей воды не должно производиться.

- Есть ещё достаточно много таких не ежедневных, но достаточно периодических забот у людей. Я имею в виду оформление документов, и здесь тоже привыкли к определённой простой логике. Есть электронные услуги, и госуслуги и на сайте Mos.ru можно очень многие услуги получить, но всё-таки не все. Вот в части как раз оформления документов тоже у многих людей возникают трудности. Довольно частый вопрос. Александр Лихачёв у нас задаёт как раз о своей конкретной проблеме.

Сергей Семёнович, добрый день! Меня зовут Александр. Со 2 апреля не можем получить документы из Росреестра, которые застряли в МФЦ. Подскажите, пожалуйста, когда откроются МФЦ? Например, магазины работают, а там людей объективно больше.

- В продовольственных магазинах предметы первой необходимости. Мы без еды жить не можем, без справок из МФЦ – можем. Поэтому МФЦ в настоящее время не работают. Но вал проблем, отсроченных решений накапливается с каждой неделей, поэтому мы сейчас думаем над тем, как возобновить работу МФЦ. Я думаю, что через неделю мы такие решения примем и обнародуем, как дальше будут работать многофунциональные центры, для того чтобы обеспечить выдачу необходимых документов, тех, которые невозможно выдать в электронном виде.

- Если позволите, вопрос вдогонку. МФЦ – изначально задумывались, как такой всё-таки переходный этап между тем, как раньше, например, выдавались документы, и между тем, чтобы перевести всё полностью в электронный документооборот. Мы сейчас в этой ситуации подходим ближе к тому, чтобы перейти просто на электронные услуги полностью, без необходимости куда-то ходить?

- Большинство услуг уже переведены в электронный вид, но есть ряд документов, которые требуют очного прихода гражданина. Это завязано на федеральное законодательство, требования определённые. Но конечно надо двигаться к тому, чтобы человек, не выходя из дома, получал практически все документы. Над этим сейчас работает и правительство Российской Федерации и мы. Это связано с целым пластом нормативных документов, законов и так далее. Но большинство услуг уже переведено в Москве в электронный вид и по этому показателю столица находится на одном из первых в мире мест среди крупных городов.

- Скоро 9 мая, уже на днях. В очень конечно непривычной атмосфере пройдёт этот важный для всех россиян праздник. Люди уже несколько свыклись с мыслью о том, что будет только воздушная часть парада, что "Бессмертный полк", например, пройдёт только в онлайн режиме, либо можно будет выйти на балкон с портретом героя своей семьи. У меня вот более насущный здесь вопрос. Как, каким образом сейчас можно поддержать ветеранов?

- Знаете, в городе работает разветвлённая сеть социальных служб оказания помощи людям старшего поколения, ветеранам. Есть там городские надбавки, президент также установил свои надбавки к 9 мая. Волонтёры будут обращаться к ветеранам с предложением возложить цветы к тем памятникам, к которым они посчитают необходимым. Будут принесены им подарки, поздравления и так далее. Но всё-таки, на мой взгляд, самое главное, что мы можем сделать ветеранам — проявить душевную близость, душевное соучастие. Поэтому если у вас есть знакомые, близкие ветераны, пожалуйста, конечно уделите им особое внимание в эти дни. Поздравьте их, позвоните, и я думаю, что это будет самое главное, что мы в этой ситуации можем для них сделать.

- Как мы и ожидали, очень много вопросов именно о тематике Дня Победы, о том, как этот праздник будет проходить, о том, как ветеранов поддержать, как рассказать о герое своей семьи. Но не только об этом, конечно, люди задают вопросы. Давайте дадим возможность свой вопрос задать Ольге.

Здравствуйте Сергей Семёнович! Меня зовут Ольга, и я хотела бы у вас спросить, для чего будет проводиться парад 9 мая, авиационный и салют? Потому что все люди сейчас сидят в самоизоляции, а традиционно этот праздник отмечается всем народом: выходят толпы народа отмечать этот праздник, приезжают из других городов. Вот что вы об этом думаете?

- Вы знаете, в любом варианте, даже в обычное время, когда не было самоизоляции, реально визуально видели парад или пролёт самолётов очень маленькое количество людей. Подавляющее количество российских граждан и москвичей — 90% с лишним — видели это по телевидению. Поэтому и сегодня задача, которую ставит перед собой министерство обороны, организуя салют праздничный и пролёт самолётов, нацелена на то, чтобы с помощью телевидения показать это всей стране, при этом сохранив традицию таких мероприятий. Но я бы попросил москвичей: не надо приходить на салют. Не надо устраивать там толпу. Не надо создавать ситуацию, при которой действительно можно получить массовое заражение. Вот это вот точно нельзя делать. И правоохранительные органы будут следить за тем, чтобы этого не происходило. Поэтому, пожалуйста, посмотрите пролёт самолётов, салют со своих балконов, если это возможно, а лучше по телевидению. Но я уверен, что пройдут эти тяжелые испытания, и мы будем участвовать в праздничных мероприятиях, в шествиях "Бессмертного полка", что действительно будет грандиозный парад, посвящённый Дню Победы. Всё это будет. Но чуть позднее.

- Сергей Семёнович, подытоживая, хотел бы спросить всё-таки ещё раз. Мы все сейчас, конечно, ждём этого "света в конце тоннеля". По вашим ощущениям и оценкам, до нормальной жизни далеко ли нам? То, что заработали некоторые предприятия, внушило очень многим немало оптимизма. А в остальном?

- Оптимизм никогда нельзя терять. Как быстро мы выйдем из этой ситуации, во многом будет зависеть от нас самих, от нашей дисциплины, аккуратности исполнения тех требований, которые предъявляются. Не хочу загадывать на будущее, но моё мнение, что нам нескоро ещё придётся вернуться к полноценной, на сто процентов реальной жизни без всяких ограничений. Надо настраиваться на длительный период, связанный с распространением эпидемии, опасности заражения, опасности заболевания и так далее. К сожалению, такая реальность. И мы этой реальности должны смотреть прямо в лицо и говорить то, что на самом деле есть. Но я уверен, что мы переживём все испытания и, в конце концов, победим их.