Снос дома Кольбе: застройщики и чиновники ответят перед законом

Московских застройщиков, которые работают в центре города, ждут серьезные проверки, предупреждает мэр столицы. Будут выявлять тех, кто незаконно, путем подкупов или фальшивых тендеров, получил разрешения на снос зданий-памятников культуры. Громких дел в последнее время было достаточно.

Этот снос стал последней каплей – дом Кольбе на Большой Якиманке не смогли отстоять ни новое руководство Москомнаследия, ни возмущенная общественность. Правда, на этот раз за спиной всесильного девелопера не удалось отсидеться чиновникам, которые подписывают документы, по сути являющиеся приговором исторической застройке.

"Случай безобразный, но вопросы есть не только к застройщику, но и к должностным лицам, – считает Сергей Собянин. – На самом деле это здание было снесено в соответствии с ордером, выданным административной инспекцией. Просто сам порядок выдачи этого ордера, выдачи согласовательных документов был нарушен. Поэтому к должностным лицам, которые это сделали, будут приняты не только меры дисциплинарного характера. Некоторые из них уже не работают, но и возбуждено уголовное дело. А что касается непосредственно самого застройщика, то, конечно, это все происходило не без его участия. Поэтому мы сделаем так, чтобы он восстановил это здание и переднюю стенку этого здания. К сожалению, такие случаи не единичны".

Год за годом вместо привычных фасадов в историческом ландшафте вырастают, как их прозвали горожане, вставные зубы свежей застройки. Отработанная в Москве схема действовала практически без сбоев. Памятник признавали – изобрели даже такой термин – "руинированным", и снос становился неизбежным. Так столица простилась с десятками объектов, формировавших неповторимый городской пейзаж.

"Это целый бизнес, когда под видом того, что здание непригодно, оно сносится, причем нанимаются какие-то левые фирмы, потом перепродаются эти контракты и так далее. В результате вместо памятника остаются одни руины, и потом с чистого листа начинается новое проектирование и возведение крупномасштабного такого здания. С этим, конечно, надо заканчивать. И в этих целях мы приняли целый ряд решений, которые как раз не только предполагают какие-то санкции и не столько предполагают, сколько убирают мотивацию застройщиков производить такие действия, – говорит мэр Москвы. – Речь идет о том, что в исторической части города, особенно касается памятников культуры, мы не будем давать разрешение на увеличение объемов застройки. И если ты снес какое-то здание, то должен на месте снесенного здания возвести объект в тех же параметрах. И тогда у тебя нет смысла его сносить, потому что ты в любом случае не получишь дополнительного объема. Ведь собственно снос здания мотивируется в первую очередь тем, что ты снес здание, запроектировал новое здание, получил вместо 5 тысяч квадратных метров – 20 тысяч и соответствующий профит. Вот эту ситуацию мы выбираем, чтобы если ты снес здание 5 тысяч метров, ты там 5 тысяч метров в лучшем случае и получишь. А если ты снес еще с нарушением, то ты получишь административные штрафы и уголовное дело, если это памятник архитектуры".

По словам мэра, сегодня есть инвесторы, которые заинтересованы в такой реконструкции, которая нужна городу. Московские памятники не раз оказывались на грани полного разрушения – но когда последнее слово оставалось за реставраторами, их удавалось не просто спасти, а вернуть им первозданный вид. Как знаменитый дом Саймонова на Малой Дмитровке. К середине 2000-х в знаменитой городской усадьбе протекала крыша, едва держались деревянные балки, и часть памятника уже превратилась в руины. Реставрация, длившаяся более четырех лет, позволила вернуть к жизни все исторические интерьеры, настенную живопись, и даже современные инженерные системы были устроены так, что историческая планировка не изменилась. Москва, стремительно меняющаяся, в области сохранения своего культурно-исторического наследия может стать лидером.

"Права Мокомнаследия мы уже увеличили. Поэтому разработка градостроительных регламентов в части исторической зоны и охраны границ памятников передана от Мосархитектуры в Москомнаследие, они сегодня Головное ведомство, если речь идет об охранной границе памятников. Это первое. Второе – мы первыми в России утвердили по всем памятникам охранные зоны, и мы точно знаем, какие границы требуют особого надзора. Третье – мы в соответствии с утвержденными границами теперь можем внести изменения в Генеральный план развития города, где четко обозначить эти границы и особый режим регулирования. Четвертое – мы должны сделать реестр всех памятников, которые находятся на территории города Москвы, и это тоже будет первый город, который это сделает. Соответственно, имея информацию, четкие границы и регламенты работы, я думаю, будет и другое администрирование, будет больше порядка в этом отношении", – убежден столичный градоначальник.

"Помимо этого, мы на сегодняшний день разрабатываем программу на 2012-2016 год "Культура Москвы", где специальным подразделом идет охрана памятников культуры, и мы уже закладываем предварительно увеличение на 40 процентов выделение денег на реставрацию памятников. Это помимо административных рычагов. Мы смотрим еще и на увеличение объемов под реставрацию. Плюс мы смотрим отдельную программу по зданиям, которые освобождены на сегодняшний день: от жителей, от каких-то объектов. Их надо реставрировать, воссоздавать и далее запускать в хозяйственный оборот. Вот такую программу составляем вместе с инвесторами для того, чтобы эти здания не пугали жителей разбитыми окнами, чтобы там не были пристанища бомжей, что на сегодня не редкость, чтобы они были восстановлены и запущены в оборот", – делится планами Собянин.

После скандального уничтожения дома Кольбе Москва решила пересмотреть все выданные ранее разрешения на снос. На ревизию отпущен месяц. И те разрешения, которые были получены путем сговора с чиновниками и предоставления подложных документов, будут попросту аннулированы.